Есть ли у рыб слух?

Какой слух у рыб

«Ты мне тут не шуми, а то всю рыбу распугаешь» — сколько раз мы слышали подобную фразу. И многие рыбаки-новички до сих пор наивно полагают, что такие слова говорятся исключительно из строгости, желания помолчать, суеверий. Думают они примерно так: рыба же плавает в воде, что она там может услышать? Оказывается, очень даже многое, не нужно на этот счет заблуждаться. Чтобы прояснить ситуацию, мы хотим рассказать, какой слух у рыб и почему их можно запросто спугнуть какими-то резкими или громкими звуками.

Глубоко заблуждаются те, кто думает, что карпы, лещи, сазаны и прочие обитатели акваторий практически глухи. У рыб отличный слух — и благодаря развитым органам (внутреннему уху и боковой линии), и за счет того, что вода хорошо проводит звуковые вибрации. Так что шуметь во время фидерной ловли действительно не стоит. Но вот насколько хорошо слышит рыба? Так же, как мы, лучше или хуже? Давайте рассмотрим этот вопрос.

В качестве примера возьмем всеми нами любимого карпа: он слышит звуки в диапазоне 5 Гц — 2 кГц. Это низкие вибрации. Для сравнения: мы, люди, в еще не старом возрасте слышим звуки в диапазоне 20 Гц — 20 кГц. Наш порог восприятия начинается с более высоких частот.

Способны ли рыбы слышать?

Поговорка «нем как рыба», с научной точки зрения давно утратило свою актуальность. Доказано, что рыбы умеют не только сами издавать звуки, но и слышать их. В течение долгого времени велись споры вокруг того, слышат ли рыбы. Сейчас ответ ученых известен и однозначен – рыбы не только обладают способностью слышать и имеют для этого соответствующие органы, но и сами посредством звуков в том числе могут между собой общаться.

  • большинство рыб воспринимает звуковые частоты в диапазоне 50-3000 Гц,
  • вибрации и инфразвук, относящие к низкочастотным колебаниям до 16 Гц, воспринимают не все рыбы,
  • способны ли рыбы воспринимать ультразвуковые волны, частота которых превышает 20000 Гц) – этот вопрос до конца еще не изучен, поэтому убедительные доказательства относительно наличия у подводных обитателей такой способности не получены.

Орган слуха рыб

  • Нахлыст
  • Рыбалка на Руси
  • На рыбалку!
    • Азбука рыболова
    • Институт рыболова
    • Ловля хищной рыбы
    • Ловля мирной рыбы
    • Путеводитель
    • Ры­­боловная карта
    • Снаряжение рыболова
    • Трофеи рыболова
    • Изучаем рыб
  • Спиннинг Traveller

Как и у всех позвоночных, орган слуха рыб является парным, но если учесть, что в боковой линии найдены элементы, относящиеся к слуху, то можно говорить о панорамном слуховом восприятии у рыб.

Анатомически орган слуха также является единым целым с органом равновесия. Не вызывает сомнения, что физиологически это два совершенно разных органа чувств, выполняющие различные функции, имеющие различное строение и работающие на основе различных физических явлений: электромагнитных колебаний и гравитации. В этой связи я буду говорить о них как о двух самостоятельных органах, которые, конечно же, связаны меж­ду собой, как и с другими рецепторами.

Органы слуха рыб и животных, обитающих на суше, существенно различаются. Плотная среда, в которой живут рыбы, в 4 раза быстрее и на более дальние расстояния проводит звук, нежели атмосфера. Рыбам не нужны ушные раковины и барабанные перепонки.

Орган слуха имеет особенно большое значение для рыб, живущих в мутной воде.

Специалисты утверждают, что слуховую функцию у рыб осуществляют помимо органа слуха как минимум еще и боковая линия, и плавательный пузырь, а также различные нервные окончания.

В клетках боковой линии обнаружены элементы, равнозначные органу слуха — механорецепторные органы боковой линии (невромасты), включающие в себя группу чувствительных волосковых клеток, подобных чувствительным клеткам органа слуха и вестибулярного аппарата. Этими образованиями регистрируются акустические и другие колебания воды.

Существуют различные мнения относительно восприятия рыбами звуков различного спектра частоты. Одни исследователи считают, что рыбы, как и люди, воспринимают звуки частотой от 16 до 16 000 Гц, по другим данным, верхний предел частот ограничивается 12 000–13 000 Гц. Звуки указанных частот воспринимаются основным органом слуха.

Предполагается, что боковой линией воспринимаются низкие звуковые волны частотой, по данным разных источников, от 5 до 600 Гц.

Есть утверждение и о том, что рыбы способны воспринимать весь диапазон звуковых колебаний — от инфра- до ультразвуковых. Установлено, что рыбы способны уловить в 10 раз меньшее изменение частот, нежели человек, в то время как «музыкальный» слух рыб в 10 раз хуже.

Плавательный пузырь рыб, как полагают, играет роль резонатора и преобразователя звуковых волн, увеличивая остроту слуха. Он выполняет также звукообразовательную функцию.
Парные органы боковой линии рыб стереофонически (точнее, панорамно) воспринимают звуковые колебания; это дает рыбам возможность четко устанавливать направление и место источника колебания.

Рыбы выделяют ближнюю и дальнюю зоны акустического поля. В ближней зоне они четко определяют местонахождение источника колебаний, но пока исследователям неясно, могут ли они устанавливать местонахождение источника в дальней зоне.

Рыбы обладают также удивительным «прибором», о котором человек может пока мечтать — анализатором сигналов. С его помощью они из всего хаоса окружающих звуков и колебательных проявлений способны выделять нужные и важные для их жизни сигналы, даже такие слабые, которые находятся на грани возникновения или затухания. Рыбы способны их усиливать и затем воспринимать анализирующими образованиями.

Достоверно установлено, что рыбы широко пользуются звуковой сигнализацией. Они способны не только воспринимать, но и издавать звуки в широком диапазоне частот.

В свете рассматриваемой проблемы хотел бы особо обратить внимание читателя на восприятие рыбами инфразвуковых колебаний, что имеет, по моему мнению, для рыболовов большое практическое значение.

Считается, что частоты 4–6 Гц действуют губительно на живые организмы: эти колебания входят в резонанс с колебаниями тела и отдельных органов.

Источниками колебаний этих частот могут быть совершенно различные явления: молнии, полярные сияния, извержения вулканов, обвалы, оползни, морской прибой, штормовые микросейсмы (колебания в земной коре, возбуждаемые морскими и океаническими штормами — «голос моря»), вихреобразования у гребней волн, близкие слабые землетрясения, качающиеся деревья, работа промышленных объектов, машин и т. п.

Не исключено, что рыбы реагируют на приближение ненастной погоды благодаря восприятию низкочастотных акустических колебаний, исходящих от зон повышенной конвекции и фронтальных разделов, находящихся вблизи центра циклона. Можно на этом основании предполагать, что рыбы обладают способностью «предсказывать», а вернее, чувствовать изменения погоды задолго до их наступления. Изменения эти они фиксируют по разнице силы звуков. О надвигающихся погодных изменениях рыбы, возможно, могут «судить» также и по уровню помех для прохождения отдельных диапазонов волн.

Необходимо упомянуть и о таком явлении, как эхолокация, хотя, по-моему, она не может осуществляться с помощью органа слуха рыб, для нее имеется самостоятельный орган. В том, что эхолокация у обитателей подводного мира обнаружена и довольно хорошо изучена, сегодня нет сомнения. У некоторых исследователей есть сомнение только в том, обладают ли эхолокацией рыбы.

А пока эхолокацию относят ко второму типу слуха. Сомневающиеся ученые считают, что если будут получены доказательства того, что рыбы способны воспринимать ультразвуковые колебания, то сомнений в способности их к эхолокации не будет. Но сейчас такие доказательства уже получены.

Исследователями была подтверждена мысль о том, что рыбы способны воспринимать весь диапазон колебаний, включая ультразвуковые. Таким образом, вопрос об эхолокации у рыб как бы решен. И можно говорить еще об одном органе чувств у рыб — о локационном органе.

Материал опубликован в сто сороковом номере партвока «На рыбалку»

Как и у всех позвоночных, орган слуха рыб является парным, но если учесть, что в боковой линии найдены элементы, относящиеся к слуху, то можно говорить о панорамном слуховом восприятии у рыб.

1. Зрение.

Значение зрения не так велико у водных обитателей по сравнению с наземными.

Это связано, во-первых, с тем, что с увеличением глубины значительно снижается освещенность, во-вторых, очень часто рыбы вынуждены жить в условиях низкой прозрачности воды, в-третьих, водная среда позволяет им использовать другие органы чувств с гораздо большей эффективностью.

Почти у всех рыб глаза расположены с двух сторон, что обеспечивает им панорамное зрение в условиях отсутствия шеи и, как следствие, невозможности поворота головы без поворота туловища. Низкая эластичность хрусталика делает рыб близорукими, они не могут четко видеть на больших расстояниях.

Многие виды приспособили свое зрение к узкоспецифичным условиям обитания: рыбы коралловых рифов обладают не только цветным зрением, но также способны видеть в ультрафиолетовом спектре, некоторые рыбы, собирающие корм с поверхности воды, обладают глазами, разделенными на две половины: верхняя видит то, что происходит в воздухе, нижняя – под водой, у рыб обитающих в горных пещерах, глаза, вообще, редуцированы.

Как ни странно, рыбы обладают прекрасно развитым слухом, несмотря на отсутствие у них внешних признаков. Их органы слуха совмещены с органами равновесия и представляют собой замкнутые мешочки с плавающими в них отолитами. Очень часто плавательный пузырь выполняет функцию резонатора. В плотной водной среде звуковые колебания распространяются быстрее, чем в воздухе, поэтому значении слуха для рыб велико.

Распространение звука в воде

Человек, имеющий хотя бы начальные познания в гидроакустике, с уверенностью скажет: вода отлично проводит звуковые колебания. Акустические волны в ней распространяются в 4,5 раз быстрее, чем в привычной нам воздушной среде. Причем звук распространяется без дисперсии, то есть, искажений, не изменяя частоты, но увеличивая длину волны. Только представьте себе: акустический сигнал мощностью в 1 КВт будет слышен в воде за 40 километров!

Так что наиболее ярко воспринимаются звуки, которые раздаются непосредственно в воде, например, шум мотора или плеск весел. Однако если представители ихтиофауны живут на судоходной реке, они вскоре перестают реагировать на подобные раздражители, автоматически занеся их в разряд привычных и не представляющих опасности.

Более того, иногда шумовые эффекты, напротив, привлекают рыбу. В большей степени это характерно для хищников. Иначе чем объяснить успешность традиционного способа ловли сома на квок, когда специальным плоским инструментом ударяют по поверхности воды, генерируя характерные, но не имеющие аналогии звуки? Речных гигантов они по необъяснимым причинам привлекают, оставляя равнодушными других обитателей водоема. И почему большой популярностью среди спиннингистов пользуются воблеры со встроенными погремушками и иные приманки, издающие различные звуки при проводке?

Внутреннее ухо представлено единственным лабиринтом, включающим преддверие и три полукруглых канала, расположенных примерно под углом 120 о относительно друг друга. Каналы заполнены особой жидкостью, в которой свободно располагаются костные образования – отолиты. Вы наверняка видели эти образования, если хоть раз препарировали голову рыбы хотя бы в кулинарных целях. Так вот, акустическая волна провоцирует колебания отолитов, они передают их через слуховой нерв непосредственно в мозг.

Орган обоняния

Обоняние осуществляется при помощи ресничек, расположенных на поверхности специальных мешочков. Когда рыба чует запах, мешочки начинают двигаться: сужаться и расширятся, улавливая пахучие вещества. Нос включает 4 ноздри, высланные множеством чувствительных клеток.

Своим нюхом легко находят пищу, сородичей, партнера на период нереста. Некоторые особи способны подавать сигналы об опасности выделяя вещества, к которым чувствительны другие рыбы. Считают, что обоняние для водных жителей важнее зрения.

Органы чувств у рыб

Как видите, глухих нет. Так что хлопать дверцей автомобиля, включать музыку, громко переговариваться с соседями у места ловли категорически противопоказано. Этот и подобный ему шум может свести к нулю даже хороший клев.

На каких «языках говорят» рыбы

Несколько групп ученых в разное время выяснили, что рыбы в водоемах ведут целые беседы на своих языках. И, если бы человек был способен услышать все подводное многоголосье, то мог бы запросто оглохнуть.

Мычание, треск, шипение и скрежет, карканье, хлопанье, гудение, барабанную дробь и даже мяуканье – лишь малый перечень звуков, услышанных учеными с помощью гидрофона. Подводный микрофон позволяет записывать «разговоры» многих видов рыб: рычание азовского бычка, лай черноморской ставриды, цокающие звуки кефали или хрюканье морского налима.

Удалось услышать, как за трапезой причмокивают караси, сазаны и карпы. Белуги ревут, а угорь и вьюн пищат. Морского петуха можно распознать по кваканью и ворчанию, а морского конька обнаружить по характерному прищелкиванию. Как автомобили «гудят» индонезийские терапоны. Рыба – жаба издает звуки, похожие на гудки судов. А рыба-клоун может щебетать, как птица, благодаря своим голосовым связкам. Омары издают скрипящие звуки, а африканский чешуйчатник вообще мяукает, словно кошка.

Звуки могут различаться внутри одного вида в зависимости от географического местоположения рыб. Так, «речь» морского окуня из северных широт отличается характером и частотой звука от языка его собрата из тропической зоны.

К сожалению, довольно часто рыбу после покупки сразу выпускают в аквариум, но без предварительной подготовки это может спровоцировать стресс и даже шок

Орган обоняния

Обоняние осуществляется при помощи ресничек, расположенных на поверхности специальных мешочков. Когда рыба чует запах, мешочки начинают двигаться: сужаться и расширятся, улавливая пахучие вещества. Нос включает 4 ноздри, высланные множеством чувствительных клеток.

Своим нюхом легко находят пищу, сородичей, партнера на период нереста. Некоторые особи способны подавать сигналы об опасности выделяя вещества, к которым чувствительны другие рыбы. Считают, что обоняние для водных жителей важнее зрения.

Органы чувств у рыб


Обоняние осуществляется при помощи ресничек, расположенных на поверхности специальных мешочков. Когда рыба чует запах, мешочки начинают двигаться: сужаться и расширятся, улавливая пахучие вещества. Нос включает 4 ноздри, высланные множеством чувствительных клеток.

Органы чувств у рыб: зрение и слух.

«Что ты шагаешь как на параде? Пригнись, всю рыбу распугаешь…» — наставлял меня отец на рыбалке. Мне это хорошо запомнилось, хотя и было более полувека назад. С тех далеких времен я усвоил для себя одну простую, но важную рыбацкую истину: чтобы рыбу поймать, ее надо хотя бы не напугать.

После периода «коротких шта­нишек», занимаясь подводной охотой и традиционной рыбал­кой всю последующую сознатель­ную жизнь, я убеждался в этой истине сотни раз. Однако оказалось, что с понятием «пугливость рыбы» не все так однозначно. В том смысле, что у разных рыб она разная и зави­сит от многих других факторов. Но прежде чем этот свой подводный опыт изложить, полагаю, следует вкратце вспомнить о тех природных возможностях, которые заложены в рыбах. Итак, способность рыбы своевременно заметить опасность обеспечивается двумя основными органами чувств: зрением и слухом. Углы зрения каждым глазом у рыб достигают 160—170 градусов по го­ризонтали и 150 градусов по верти­кали. Таким образом, рыбы имеют очень широкий обзор и могут видеть одновременно, что происходит впе­реди, по бокам, сверху, снизу и даже позади них. На возможности зрения сильно влияет среда обитания, то есть вода. Водная среда эти возмож­ности сокращает, причем чем она более мутная, тем значительнее это сокращение.

Влияние водной среды на возмож­ности слуха рыб, напротив, положи­тельное, так как скорость распро­странения звука в воде в 4,5 раза вы­ше, чем в воздухе, а поглощение звука в воде в 1000 раз меньше. У рыб имеется две системы, способные воспринимать звуковые сигналы — это так называемое внутреннее ухо и органы боковой линии. Внутрен­нее ухо располагается внутри голо­вы и способно воспринимать звуки частотой от десятков герц до 10 кГц. Боковая линия воспринимает сигна­лы только низкой частоты — от еди­ниц до 600 герц. Таким образом, внутреннее ухо позволяет рыбам слышать звуки на больших расстояниях, а боковая линия позволяет определить направление на источник звука. Результаты исследований по­казали, что в большинстве случаев боковая линия — это орган ближне­го радиуса действия (1,5 метра, метр и менее).

Острота зрения и чувствитель­ность боковой линии у разных рыб разные. Зависит это также от кон­кретных образа жизни и условий обитания. Так, на первом месте среди всех российских пресновод­ных рыб по «смелости» (точнее, по безрассудности и «пофигизму»), безусловно, принадлежит на­лиму. И это легко объяснимо: на­лим ведет ночной образ жизни, а ночью у него, кроме сома, других врагов нет. Но ареалы обитания этих двух хищников лишь краями накладываются друг на друга. В то время как налим обитает в основ­ном в северной России, ибо любит холодную воду, а сом, наоборот — в южной части страны, так как лю­бит теплую. Поэтому к налиму мы подплываем совершенно не таясь, с любого направления, и не будь он такой скользкий, то ловили бы его исключительно руками. Характер этой рыбы настолько флегматичен, что и ночью, во время максималь­ной суточной активности, он не слишком реагирует на подводника, свет фонаря и вспышку фотокаме­ры. Потому-то этот арктический переселенец для подводных фото­графов наиболее удобный и про­стой объект съемки.

Пожалуй, второе место по спокой­ствию и безразличию к большим движущимся объектам разделяют сом и судак. Хотя с ними далеко не все так однозначно, как с налимом. Действительно как тот, так и дру­гой, явно видя и чувствуя пловца (или лодку), очень часто до послед­него остаются на месте и не удира­ют. Но бывает и совсем по-другому. Точно определить причину столь различного поведения нам пока не удалось, но, по аналогии со щукой имеются предположения.

Читайте также:  Язь в проводку

Со щуками замечено следующее. Если хищница голодна и находится в состоянии охоты, то срывается и значительно чаще «делает дяде хво­стиком». Если же рыбина удачно поохотилась, то ложится на дно, очень часто забившись в густую вод­ную растительность, и в спокойной обстановке переваривает добычу. В это время она не проявляет осо­бой осторожности. Возможно, из­лишнее спокойствие многих сомов и судаков объясняется теми же при­чинами.

На осторожность всех рыб, безус­ловно, влияет их местоположение на данный момент. Если рыба считает, что хорошо спряталась, то ее не только не напугать, но и столкнуть с места не просто. Иногда это выгля­дит как у страуса, который, засунув голову в песок, считает, что удачно спрятался. Очень показателен в этом плане голавль. Всякому рыболову известно, что голавль очень пуглив. Если вы открыто стоите на высоком берегу и пытаетесь поймать голавля с поверхности, то, вероятнее всего, у вас ничего не получится. Эта рыба, которая кормится в основном тем, что падает в воду, отлично видит не только возможный корм, но и ры­болова на берегу. И такой голавль даже на пределе видимости не под­пустит к себе охотника. Но если тот же голавль забьется под корни или опущенные в воду ветки куста, то он, явно видя вас, позволит под­плыть вплотную, даже прикоснуть­ся к нему. При этом, наверное, рыба находится в определенном напряже­нии, и едва ли будет в состоянии спокойно кормиться.

На чувствительность рыбы к внеш­ним факторам также влияет то, на­ходится она и стае или нет. В данном случае следует говорить о чувстви­тельности стаи, которая, безусловно, выше, чем у отдельной особи. Конеч­но, и подводному охотнику и рыбо­лову хотелось бы иметь дело сразу со многими рыбами, с целой стаей, од­нако не всегда это дает лучший ре­зультат. Одиночные лещи, например, более спокойны, не такие нервные, как в стае. То же касается и язей.

Осторожность рыбы и ее пугли­вость — свойства, заложенные не только изначально, на генном уровне, но и приобретенные. Други­ми словами, рыбы способны к обуче­нию. Подводники наблюдают это ежедневно и на протяжении десят­ков лет. Вот примеры из жизни.

Помню, когда тридцать лет назад я впервые (и для себя впервые, и для реки тоже) влез зимой в Москву-ре­ку и в речку Руза, там, где они не скрываются подо льдом, то вся рыба вела себя но отношению к «царю зверей» просто пренебрежительно. И так было не один год. Но посте­пенно поведение рыбы менялось. И теперь, по прошествии стольких лет рыбы, постоянно общаясь с охотниками, научились быть осто­рожными. Нынче, чтобы добыть щучку, надо быть предельно внима­тельным, быстрым и точным при стрельбе. Теперь многие рыбы срываются с места еще до визуального контакта с человеком, и лишь облако поднятой мути сообщает нам: здесь только что лежала щука.

Можно привести и другие, проти­воположные примеры приобретен­ных поведенческих функции рыб. На Красном море, например, где подводная охота запрещена, а мно­гочисленные дайверы даже подкарм­ливают рыб, те совсем потеряли ос­торожность и лезут пловцам прямо в руки и тычутся в маски. В другой обстановке эти же виды рыб ведут себя куда как более осмотрительно.

Всем рыболовам, какими бы сна­стями они ни пользовались, для дос­тижения максимального успеха сле­дует учитывать и использовать фак­тор внезапности. Ибо напуганная рыба если и не покинет место лова, то едва ли захочет в этот момент кормиться. Пока окончательно не успокоится. И когда рыболова или подводного охотника преследу­ют неудачи, очень может быть, что причину надо искать в своих собст­венных действиях. Порой после многочасового плавания или сиде­ния перед удочками мы считаем, что в реке или озере, где мы намерева­лись «обловиться», совсем нет рыбы. На самом деле она есть, но мы не ста­ли для нее неожиданностью…

Я проплавал уже два часа в замеча­тельной речке Ранова, но только один зазевавшийся подъязок стал моим трофеем. Нет рыбы — и все тут! Вылез на берег, подошел к ры­болову-поплавочнику пожаловаться на судьбу. А он мне и говорит: «Ког­да вы направились вон к тому зава­лу, от него отошла большущая стая язей». Вот тебе на! При видимости не менее пяти метров я даже не за­метил стаю. А они почуяли меня за­ранее и заранее ушли с моего пути.

Не менее показателен и другой при­мер. Мы с сыном Владимиром, прежде чем совершить очередной сплав по ре­ке Свале, пошли вверх посмотреть обстановку. Глубина везде метр-полтора, вода прозрачная, как стекло. Впереди заметили стаю лещей, хвостов десять, не меньше. Тихонько, пригибаясь, ретируемся. Лещи остались на месте, значит, нас не заметили. Возвратились к машине, облачились в снаряжение и снова пошли по берегу вверх. Место, где плавились лещи, обогнули, зашли в реку метрах в пятидесяти выше. Лег­ли на воду так, чтобы визуально вдво­ем перекрыть всю ширину реки, и от­дались течению. При таком методе охоты человек движется вместе с во­дой и никакого шума не производит. Вот-вот мы должны были накатиться на стаю, но так и не увидели ни еди­ной рыбины. Все-таки стая нас каким-то образом засекла за пределами види­мости…

Вот и делайте выводы. Поэтому не удивляйтесь, когда самые луч­шие снасти и самые изысканные приманки и наживки не дают должного результата. Искусство рыболова — понятие многогранное. И остаться незамеченным рыбой — одна из этих граней.

Помню, когда тридцать лет назад я впервые (и для себя впервые, и для реки тоже) влез зимой в Москву-ре­ку и в речку Руза, там, где они не скрываются подо льдом, то вся рыба вела себя но отношению к «царю зверей» просто пренебрежительно. И так было не один год. Но посте­пенно поведение рыбы менялось. И теперь, по прошествии стольких лет рыбы, постоянно общаясь с охотниками, научились быть осто­рожными. Нынче, чтобы добыть щучку, надо быть предельно внима­тельным, быстрым и точным при стрельбе. Теперь многие рыбы срываются с места еще до визуального контакта с человеком, и лишь облако поднятой мути сообщает нам: здесь только что лежала щука.

Костные рыбы

Костные рыбы – процветающий класс, весьма многочисленный: к ним относятся около 95% современных рыб. Сюда входят важнейшие подклассы, которые мы разберем: хрящекостные, двоякодышащие и кистеперые рыбы.

Широко известны основные отряды класса костных рыб:

  • Осетрообразные – осетр, стерлядь, белуга
  • Карпообразные – карась, сазан, лещ, толстолобик
  • Лососеобразные – форель, лосось, семга
  • Трескообразные – треска, минтай, хек
  • Окунеобразные – окунь, судак, скумбрия, ставрида

Для большинства костных рыб характерен костный скелет, наличие жаберных крышек, прикрывающих жабры. Жаберные лепестки расположены непосредственно на жаберных дугах, имеется плавательный пузырь. Оплодотворение наружное.

Данный класс будет рассмотрен нами на примере типичного представителя – речного окуня.

    Покровы, опорно-двигательная система

Форма тела обтекаемая, рыбообразная, за счет чего снижается трение о воду. Поверхность тела покрыта налегающими друг на друга (подобно черепице) чешуйками.

У большинства видов чешуя ктеноидная (от греч. ktéis – гребень и éidos – вид) – снабжена зубцами или шипами, или циклоидная (от греч. kykloeides — кругообразный, круглый) – с гладким закругленным задним краем.

В коже находится множество желез, которые секретируют слизь, покрывающущю все тело рыбы, благодаря чему снижается трение о воду. Из-за слизи пойманную рыбу тяжело удержать в руках, она выскальзывает.

Плавники – органы движения рыб. Плавники бывают как парные (грудные, брюшные), так и непарные (спинной, хвостовой, анальный).

Череп – вместилище головного мозга, окружает его со всех сторон. Характерно наличие рострума (от лат. rostrum – клюв) – передней вытянутой части черепа рыб.

Позвоночник состоит из двух отделов: туловищного и хвостового. В центре каждого позвонка имеется отверстие. Прилегая друг к другу, отверстия позвонков вместе соединяются в единый спинномозговой канал, в котором лежит спинной мозг.

Скелет грудных плавников соединен с позвоночником костями плечевого пояса, в отличие от скелета брюшных плавников, который не сочленяется с позвоночником. Имеются жаберные крышки, снаружи прикрывающие жаберные щели (у хрящевых рыб жаберные крышки отсутствовали, 5 жаберных щелей открывались каждая в отдельности наружу.)

Полость тела вторичная (целом).

Мышечная система сегментируется, что выражается в возникновении отдельных (дифференцированных) мышечных пучков. Наиболее ярким примером дифференцировки являются мышцы ротового аппарата и парных плавников.

Состоит из ротовой полости, глотки, продолжающейся в пищевод, желудка, толстого и тонкого кишечника. У многих рыб в ротовой полости имеются язык и острые зубы, расположенные на челюстях. Зубы предназначены не для механического измельчения пищи, а в основном для схватывания и удержания добычи. Слюнные железы отсутствуют, имеются вкусовые рецепторы.

В просвет тонкой кишки рыб открываются протоки пищеварительных желез, печени и поджелудочной железы, а также желчного пузыря. Спиральный клапан в кишечнике (характерный для хрящевых рыб) отсутствует, общая площадь всасывания увеличивается за счет слепо оканчивающихся выростов кишечника – пилорических придатков.

Глотка тесно связано не только с пищеварительной, но и с дыхательной системой: здесь располагается жаберный аппарат рыб. С помощью жабр они приспособились забирать из воды растворенный в ней кислород и насыщать им кровь, откуда кислород поступает ко внутренним органам и тканям.

Процесс дыхания осуществляется благодаря тому, что вода через ротовое отверстие попадает в глотку. Вследствие движений жаберной крышки вода из ротоглоточной полости втягивается в боковую жаберную полость, омывая жабры. В результате газообмена в кровь рыбы поступает кислород, а углекислый газ покидает ее и растворяется в воде.

Жабры состоят из жаберной дуги, на которой расположены жаберные тычинки и лепестки. Жаберные тычинки направлены в сторону ротоглоточной полости и препятствуют проникновению частиц пищи в жабры (цедильная функция). Жаберные лепестки направлены наружу и оплетены густой сетью кровеносных сосудов – капилляров, в которых и происходит газообмен.

Как и хрящевые, костные рыбы имеют один круг кровообращения. Сердце двухкамерное, состоит из одного предсердия и одного желудочка. Запомните, что в сердце у рыб кровь венозная. Она накачивается сердцем в жабры, где происходит ее насыщение кислородом, после чего кровь становится артериальной.

Артериальная кровь направляется к внутренним органам и тканям, движется кровь внутри сосудов: кровеносная система замкнутого типа.

Состоит из парных лентовидных туловищных почек (мезонефрос, или первичная почка.) Располагаются они по бокам туловища. От почек начинаются мочеточники, сливающиеся между собой и образующие расширение – мочевой пузырь.

Моча, содержащая побочные продукты обмена веществ, выводится из организма рыбы через анальное отверстие у самок, через мочеполовое отверстие – у самцов .

У всех хордовых нервная система трубчатого типа. Головной мозг состоит из продолговатого, среднего мозга, мозжечка, промежуточного и переднего мозга.

Развитие одних и тех же отделов у разных классов хордовых неодинаково, что мы с вами отчетливо увидим по мере изучения данного раздела. Я рекомендую вам обратить на данную тему особое внимание.

Относительно других классов хордовых головной мозг у рыб слабо развит: кора переднего мозга отсутствует, вместо нее поверхность мозга покрыта эпителием. Наибольшего развития достигает средний мозг – главный координирующий центр.

Также хорошо выражен (развит) мозжечок, который отвечает за координацию движений и ориентацию тела в пространстве. Это связано со сложными перемещениями рыбы, которая “парит как птица” только не в воздушной, а в водной среде. От головного мозга берут начало 10 пар черепно-мозговых нервов.

Органы чувств рыбы представлены особым образованием – боковой линией, тянущейся в виде канала вдоль всего тела с обоих боков. Чувствительные клетки (невромасты) органа боковой линии реагируют на изменения направления и скорости тока воды вблизи рыбы. С помощью нее рыба чувствует направление и скорость течения воды.

У рыб впервые возникает специализированный орган слуха – внутреннее ухо. С помощью него они способны различать звуки, ориентируясь в водной среде. Состоит внутреннее ухо из трех полукружных канальцев, верхнего и нижнего мешочков. Иногда внутреннее ухо соединяется с плавательным пузырем (сомовые, карповые), за счет чего слух у таких рыб более развит.

Органы зрения приспособлены к водной среде: хрусталик имеет шарообразную форму. Рыбы хорошо видят лишь на близком расстоянии. Имеются органы вкуса на коже и нижней челюсти, а также органы обоняния, открывающиеся в ротовую полость.

Рыбы раздельнополы. Половые железы самцов – семенники, самок – единственный яичник. Оплодотворение наружное, происходит в воде: самка выметывает икру (яйцеклетки), а самец выделяет в воду сперматозоиды, которые сливаются с яйцеклетками. С течением времени из икры развиваются молодые особи.

Развитие у рыб прямое, без метаморфоза. Запомните, что процесс выметывания икры и ее последующего оплодотворения называется нерест, он носит сезонный характер. У пресноводных рыб нерест происходит весной, в это время строго запрещена ловля рыбы.

Этот орган характерен исключительно для костных рыб: у хрящевых рыб (акулы, скаты) он отсутствует. Плавательный пузырь представляет собой воздушный мешок, заполненный смесью газов: азотом, кислородом, углекислым газом.

Facebook

  • Русский
  • Українська
  • English (US)
  • Magyar
  • العربية
  • Français (France)
  • Türkçe
  • Tiếng Việt
  • Polski
  • Español
  • Português (Brasil)
  • Регистрация
  • Вход
  • Messenger
  • Facebook Lite
  • Watch
  • Люди
  • Страницы
  • Категории Страниц
  • Места
  • Игры
  • Места
  • Marketplace
  • Facebook Pay
  • Группы
  • Oculus
  • Portal
  • Instagram
  • Местные
  • Благотворительные акции
  • Услуги
  • О нас
  • Создать рекламу
  • Создать Страницу
  • Разработчикам
  • Вакансии
  • Конфиденциальность
  • Файлы cookie
  • Выбор рекламы
  • Условия использования
  • Справка
  • Настройки
  • Журнал действий

ЕСТЬ ЛИ У РЫБ СЛУХ?

Рыба, находясь на глубине, как правило, не видит рыбаков, но прекрасно слышит, как рыбаки разговаривают и передвигаются в непосредственной близости от воды. Чтобы слышать, у рыб имеется внутреннее ухо и боковая линия.

Звуковые волны отлично распространяются в воде, поэтому любые шорохи и неуклюжие движения на берегу, тут же доходят до рыб. Прибыв на водоем и, громко хлопнув дверкой автомобиля, можно рыбу напугать, и она отойдет от берега. Если учесть, что приезд на водоем сопровождается громким весельем, то рассчитывать на хорошую, результативную рыбалку не следует. Очень сильно осторожничает крупная рыба, которую рыбаки чаще всего хотят видеть в качестве основного трофея.

Пресноводные рыбы разделяются на две группы:

рыбы, имеющие отличный слух: карповые, линь, плотва;
рыбы, имеющие удовлетворительный слух: окунь, щука.

КАК СЛЫШАТ РЫБЫ?
Внутреннее ухо рыб соединено с плавательным пузырем, который выступает в роли резонатора, успокаивающего звуковые колебания. Усиленные колебания передаются на внутреннее ухо, за счет чего рыба имеет не плохой слух. Человеческое ухо способно воспринимать звук в диапазоне от 20Гц до 20кГц, а звуковой диапазон рыб сужен и лежит в пределах 5Гц-2кГц. Можно сказать, что рыба слышит хуже человека, где-то в 10 раз и ее основной звуковой диапазон располагается в пределах более низких звуковых волн.

Поэтому, рыба в воде может слышать малейшие шорохи, тем более, ходьбу на берегу или удары о землю. В основном, это карповые и плотва, поэтому, собираясь на карпа или плотву, следует обязательно учитывать данный фактор.

Хищная рыба имеет несколько другое строение слухового аппарата: у них отсутствует связь между внутренним ухом и воздушным пузырем. Они больше надеются на свое зрение, нежели на свой слух, так как звуковые волны, лежащие за пределами 500Гц, они не слышат.

Лишний шум на водоеме очень сильно влияет на поведение рыб, которые имеют хороший слух. В таких условиях она может перестать передвигаться по водоему в поисках пищи или прервать нерест. При этом, рыба способна запоминать звуки и связывать их с событиями. Занимаясь исследованиями, ученые установили, что шум очень сильно действует на карпа и он, в таких условиях, прекращал кормиться, в то время, как щука продолжала охотиться, не обращая внимания на шум.

Органы слуха у рыб

Рыба располагает парой ушей, которые расположены позади черепа. Функция ушей рыбы заключается не только в определении звуковых колебаний, но и служат органами равновесия рыбы. При этом, ухо рыбы, в отличие от человека, не выходит наружу. Звуковые колебания к уху передаются через жировые рецепторы, которые улавливают волны низкой частоты, генерирующиеся в результате движения рыбы в воде, а также посторонние звуки. Попадая в мозг рыбы, звуковые колебания сравниваются и, если среди них появляются посторонние, то выделяются, и рыба начинает на них реагировать.

Благодаря тому, что рыба имеет две боковые линии и двое ушей, то она способна определять направление по отношению к издаваемым звукам. Определив направление опасного шума, она может вовремя спрятаться.

Со временем рыба привыкает к посторонним шумам, которые ей не угрожают, но при появлении не знакомых ей шумов, она может отойти от этого места и рыбалка может не состояться.

Звуковые волны отлично распространяются в воде, поэтому любые шорохи и неуклюжие движения на берегу, тут же доходят до рыб. Прибыв на водоем и, громко хлопнув дверкой автомобиля, можно рыбу напугать, и она отойдет от берега. Если учесть, что приезд на водоем сопровождается громким весельем, то рассчитывать на хорошую, результативную рыбалку не следует. Очень сильно осторожничает крупная рыба, которую рыбаки чаще всего хотят видеть в качестве основного трофея.

Читайте также:  Рыбалка в августе в Подмосковье, Карелии, Астрахани

Влияние звука на поведение рыб

днее время интенсивно изучаются на различных видах, с целью их практического применения.

Накопленный материал вполне достаточен для того, чтобы представить возможности этих звуков в практическом отноше­нии.

Первые наблюдения за реакциями рыб на звуки относятся к концу XIX в. До этого времени существовало представление об отсутствии слуха у рыб. Паркер (Parker, 1904) первый опро­верг эти представления, показав, что звук струны (40 гц) и ка­мертона (128 гц) вызывает у Fundulus heteroclitus четко выра­женные учащенные дыхания и движения рыб к источнику звука. Ценек (Zenneck, 1903) наблюдал, что рыбы пугались звуков электрического звонка и уходили от источника в противоположный конец аквариума. Байглоу (Bigelow, 1904) описал возраста­ние моторики у золотой рыбки при звучании камертона (128 гц). Паркер (Parker, 1910) провел подводные наблюдения за поведе­нием рыб при воздействии на них шума мотора мотобота и вы­стрелов под водой. Автор установил, что Fundulus heteroclitus, Stenotomus chrysops, Mentlcitchus saxatilis, Scomber scombrus прекращают питаться, если над ними звучит мотор.Pomatomus saltatrix бросает питаться на значительном расстоянии при при­ближении мотобота. Посаженная в клеть Fundulus heteroclitus вздрагивает при выстреле вблизи клети. Реакцию этой рыбы на выстрел можно регистрировать за 70 м.

В других опытах Паркер (Parker, 1912) изучал воздействие звука на движение рыб. Опыт проводился в деревянном бас­сейне. Источником звука служила связка встряхиваемых гвоз­дей, помещенная в один конец бассейна. Наблюдения показали, что Tontoga onitis, Stenotomus chrysops, Manticirrhus saxatilis и Spheroides maculatus имели тенденцию уходить от источника звука. Морские хищники — Prionotus carolinus и Prionotus stri­gatus шли на источник звука. Остальные рыбы (Fundulus hetero­clitus, Fundulus majalis, Tantogolabrus adspersus) при действии звука опускались на дно. Но после нескольких минут они адапти­ровались к звуку и снова поднимались вверх.

Мурхауз (Moorehause, 1933) наблюдал реакцию на звуки у восьми видов рыб. Наблюдения проводились в аквариуме и в естественных условиях. В качестве источников звука служили электрический звонок, мотор, автомобильный гудок, заключен­ный в оцинкованный ящик. Наблюдения проводились над Gim­natogaster aggregatus, Oligocottus maculosus, Leptocottus arma­tus, Platichtys stellatus, Lepidopsetta biliniata, Paraphorus veiulus, Sebastodes caurinus и Squalus suekleyi. Из всех рыб четко вы­раженную реакцию на звук обнаруживал только морской окунь, который под воздействием звуков опускался на дно.

Воздействие звуками широкого диапазона частот, от 100 гц до 70 кгц не вызывало каких-либо видимых реакций у тунцов (Miyake, 1951).

Малюкина (1960) наблюдала большое разнообразие реакций у различных черноморских рыб на звук подводного телефона. Так у морской собачки включение звука вызывало резкое учаще­ние движения оперкулярных крышек, причем адаптации к звуку не наблюдалось (реакция сохранялась после 120 применений звука).

Султанка на звук реагировала движением пекторальпых плавников, выбрасыванием усиков и короткими проплывами.

У бычков и морского налима преобладали движения плавни­ков, реже наблюдалось движение самого животного. У горбылей звук вызывал четкое усиление моторики. Кефаль делала неболь­шой поворот в сторону звука, реакция эта скоро угасала. Морской ерш, звездочет, морской дракон, камбала-глосса не давали какой-либо видимой реакции на звук, хотя и обладали слухом.

В последнее время в связи с изучением акустической сигнали­зации у рыб нами были проведены две серии опытов в аквариу­мах по реакциям плотвы и окуня на звуки различной частоты и интенсивности и по реакциям макроподов, верховок па перепады звукового давления взрывного характера.

Отметим некоторые особенности реакций этих рыб. Реакция у плотвы и окуня на звуки различной частоты проявляется в уве­личении двигательной активности этих рыб. При эгом движения их плавников и жаберных крышек в значительной степени зави­сят от частоты звука. Наибольшая двигательная активность рыб наблюдается при одном и том же давлении— 10бар на звуки низкой частоты—100—2000 гц, спадая в области высоких частот звука. Звуки высоких частот, больше 10—12 кгц, видимой реакции у этих рыб не вызывают. Особенность реагирования плотвы « окуня на звуки различной частоты совпадают с аудио-граммами слуха этих рыб (см. выше). Реакции этих рыб на звуки одной и той же частоты и интенсивности в значительной степени зависят от окружающих условий среды (повышаясь при увеличении температуры) и физиологического состояния (наибо­лее сильно проявляются у сытых рыб).

В другой серии наблюдений изучалось влияние резких пере­падов давления, возникающих при высоковольтных электриче­ских разрядах в воде (6000 в). Наблюдение проводилось на де­сяти верховках и десяти макроподах размером 6—10 см. Замеры показали, что при мгновенном перепаде давления менее 1 атм (около 10 000 бар) в районе нахождения рыб заметного изме­нения в их поведении не наблюдалось. При повышении перепада давления (при подходе рыб к электродам), рыбы как бы отбра­сывались ударом назад на несколько сантиметров. При этом они были слегка контужены. Как известно, смертельный перепад давления для рыб при взрывах колеблется от 15 до 50 атм (Яков­лев и Масленников, 1963).

Исследование реагирования рыб на небиологические звуки проводилось и в естественных условиях: в море, где изучалось влияние сложных звуков (звуки, идущие от работающих судов, гидролокаторов и тралов); на поведение рыбы в реках, где изу­чалось влияние воздействия звука с целью направления рыб в рыбопропускные сооружения и отпугивания их от засасывающих устройств водозаборных сооружений.

Шишкова (1958) провела серию экспериментов в Черном море по выяснению реакции рыб на шумовые звуки широкого спектра частот от 10 до 10 000 гц и на звуки, создаваемые пела­гическим тралом. В качестве мощных шумовых источников звука были использованы звуки, возникающие при буксировке за суд­ном гремящих буев, которые развивали высокое звуковое давление, более 1000 бар, в широком спектре частот — от 10 до 10 000 гц, с наибольшим давлением в области частот 150— 3500 гц; в этих опытах проводилась попытка использовать силь­ные шумовые звуки для загона кефали в ставной невод. Однако, как оказалось, при приближении гремящего буя кефаль опуска­лась на дно и не уходила в стороны. Интересно отметить, что в этих опытах загнанной в ставник оказалась белуга. Попытка не пропустить через шумовой барьер, создаваемый гремящими буями, хамсу при ее миграциях через Керченский пролив из Азовского моря в Черное также окончилась неудачей. Под воз­действием звуков хамса вначале немного опускалась вниз, но затем быстро адаптировалась к звуку и продолжала миграцию из Азовского моря в Черное. Основываясь на фактических дан­ных, показывающих, что направленность у кефали и хамсы при действии на них пугающих интенсивных звуков отсутствует, Шишкова считает, что причиной этого является отсутствие у рыб слуховой способности локализовать источники звуков в прост­ранстве. Однако истинное значение этого явления состоит не в особенностях слуховой чувствительности рыб, а в стереотипности направления ухода рыб от опасности. Хамса и кефаль — стайные рыбы, которые при появлении опасности уходят в нижние слои воды (Мантейфель, 1955).

В других сериях наблюдений необходимо было выяснить, каково действие на рыб шумов, создаваемых тралом в сравнении с шумами судов. Полученные данные позволили автору выска­зать мнение об отсутствии отпугивающего звукового воздействия на рыб шумов пелагического трала. По интенсивности шумы судов обычно на один-два порядка превышают шумы, возникаю­щие от тралов и рыб.

Аналогичные результаты были получены Аслановой (1958). Наблюдая при помощи гидроакустической аппаратуры за пове­дением скоплений азовской хамсы и керченской сельди, автор установил, что внезапный шум вызывает резкое опускание рыб. Через 1—2 мин. после прекращения шума рыба вновь подни­мается, однако в этом случае она остается на расстоянии 20— 30 м от источника звука.

Подобные же данные были получены Данилевским и Радако­вым (1958). Согласно их наблюдениям, включение двигателя на судне заставляло косяк хамсы опускаться на 10—20 ж.Через несколько минут, однако, рыба вновь поднималась. Ставрида также резко уходила от звука, создаваемого источником, распо­ложенным под самой поверхностью воды. Постепенно скорость опускания косяка уменьшалась. Через несколько минут рыба снова поднималась, привыкая к звуку.

Мантейфель, Лишев, Радаков и Юданов (1958) описывают случай незначительной реакции салаки на шум судна. Сахалин­ская сельдь днем реагирует на шум моторов и быстро уходит вглубь; ночью, по наблюдениям Мантейфеля, она на шум не реа­гировала.

Ажажа и Шишкова (1960) указывают, что изменение частоты или интенсивности, а также прерывистое действие звука оказы­вают более сильное воздействие на рыб, чем постоянный звук.

В связи с использованием эхолотов для поиска рыб в послед­нее время было проведено значительное количество работ, посвя­щенных действию звуков высокой частоты (ультразвуков) на поведение рыб. Исследования, проведенные в море на рыбах раз­ных видов, указывают на то, что воздействие ультразвуков в диа­пазоне частот 20—27 кгц отсутствует (Hodgson, 1950; Scharfe, 1951; Scoglund, 1953; Cushing a. Richardson, 1955; Шишкова, 1958).

К иным выводам на основании своих экспериментов по воз­действию на черноморскую хамсу звуков высокой частоты, от 10 до 30 кгц, пришли Лебедев, Логвиненко и др. (1965). Опыты ста­вились в аквариуме и частично в море. Применяемые акустиче­ские излучения обладали очень высокими звуковым’и давления­ми — 1000—10 000 бар.

Тестом воздействия было изменение подвижности хамсы в мо­мент подачи сигнала, которая отмечалась киносъемкой. Эти ис­следователи считают, что хамса способна воспринимать ультра­звуковые колебания и направленно уходить от них. Исходя из этого, авторы считают возможным практически использовать мощные ультразвуковые потоки как своеобразные барьеры для загона хамсы в ставные невода. Следует отметить методические особенности этой работы.

Опыты проводились с очень высокими мощностями ультра­звуковых потоков. Поэтому регистрируемые изменения поведе­ния хамсы могли быть связаны с болевыми воздействиями. Кроме того, в связи с расположением излучателя непосредствен­но около рыб при его работе могли происходить побочные аку­стические явления, так называемый акустический ветер и вибра­ция воды.

Поэтому вывод этих авторов о слуховой чувствительности хамсы к ультразвуковым колебаниям недостаточно обоснован. Идея же о возможности практического использования мощных ультразвуковых потоков, распространяющихся лучами, при ее техническом решении может оказаться перспективной для про­мысла.

Остановимся теперь на попытках использовать звук для на­правления движения рыб в гидротехнические сооружения.

Барнер и Мур (Burner a. Moore, 1953) пытались использовать звуки различной частоты, от 60 гц до 70 кгц, разной интенсив­ности для направления в реку лососей — Salmo gairdneri иSal­mo trutta. Однако рыбы быстро адаптировались к звуку и не шли в нужном направлении.

Kepp (Kerr, 1953) предпринял попытку использовать звук для отпугивания леща и чавычи от сточных вод. Источником звука была металлическая баржа, по которой периодически бил молот. Эта попытка также не увенчалась успехом.

Тщательные и разнообразные опыты были проведены Барпе­ром и Муром (Burner a. Moore, 1962) по выяснению разнообраз­ных звуков на скатывающуюся молодь лососей на биологической станции в Литауне (Западная Виргиния, США), с целью разра­ботки акустических приемов для отпугивания и привлечения молоди лососей в гидроакустических сооружениях. Испытания проводились в специальном желобе из металлической сетки, под­вешиваемого в воде на специальных стояках. Применялись раз­личные генераторы звука: электромагнитный вибратор («водя­ной молот»), пьезоэлектрический вибратор высокой частоты, ревущие турбины, серии последовательных взрывов небольшой силы и другие, позволявшие получить звуки различной частоты от 67 гц до 60 кгц и с различным их давлением до 4000 бар.

Было проведено более 90 опытов. Установлено, что некоторые особи лососей путаются любого шума на короткое время, по быстро адаптируются к нему и перестают реагировать двига­тельной реакцией.

Серия небольших по силе подводных взрывов не действовала на рыб. Проведенные опыты показали неэффективность исполь­зования звуков для регулирования движением лососей в гидро­технических сооружениях.

Заканчивая рассмотрение воздействия звуков небиологиче­ской структуры па поведение рыб, можно сделать некоторые об­щие выводы.

Характер проявления реакций рыб на звуки у разных видов имеет много общего. Структура реакции строится по общей схеме, характерной для любых раздражителей: ориентировоч­ная, пищевая или оборонительная реакция. В начальный момент воздействия наблюдается изменение двигательной актив­ности рыб (ориентировочный рефлекс), который в зависимости от состояния рыбы и окружающих условий среды может перехо­дить в оборонительную (уход) или пищевую (привлечение) реак­ции. При дальнейшем воздействии данного звукового раздражи­теля рыбы адаптируются к нему и реакция затормаживается и прекращается. Если после этого подействовать звуком другой частоты или интенсивности, возникает новое возбуждение и уси­ление двигательной активности. Поэтому на прерывистые звуки или звуки с изменяющейся интенсивностью и частотой адаптация происходит менее быстро и реакция на них рыб продолжается более бурно и длительное время. Звуки различной частоты при одной и той же их интенсивности и состоянии рыб способны вызывать различную степень двигательной реакции, что отра­жает различную чувствительность слуха рыб к звукам.

Наиболее сильная двигательная реакция у различных видов рыб поэтому проявляется на низкие звуковые частоты — 100 гц — 5 кгц, спадая в области высоких звуковых частот. От­ветная двигательная реакция в значительной степени зависит от внутреннего состояния рыбы и интенсивности звука. В некото­рых случаях в начальный момент действия звука рыбу можно отпугнуть на 10—20 м, однако чаще эта дистанция ограничи­вается расстоянием в несколько метров. Необходимо отметить в связи со сказанным выше малую вероятность удачного ис­хода эмпирических работ по изучению влияния звука на по­ведение рыб.

Султанка на звук реагировала движением пекторальпых плавников, выбрасыванием усиков и короткими проплывами.

Как слышат рыбы. Устройство уха

Вопрос о том, слышат ли рыбы, долго дискутировался. В настоящее время установлено, что рыбы слышат и сами издают звуки. Звук представляет собой цепочку регулярно повторяющихся волн сжатия газообразной, жидкой или твердой среды, т. е. в водной среде звуковые сигналы так же естественны, как и на суше. Волны сжатия водной среды могут распространяться с различной частотой. Низкочастотные колебания (вибрация или инфразвук) до 16Гц воспринимаются не всеми рыбами. Однако у некоторых видов инфразвуковая рецепция доведена до совершенства (акулы). Спектр звуковых частот, воспринимаемый большинством рыб, лежит в диапазоне 50-3000 Гц. Способность к восприятию рыбами ультразвуковых волн (свыше 20 000 Гц) до настоящего времени убедительно не доказана.

Скорость распространения звука в воде в 4,5 раза больше, чем в воздушной среде. Поэтому звуковые сигналы с берега доходят до рыб в искаженном виде. Острота слуха у рыб не так развита, как у наземных животных. Тем не менее у некоторых видов рыб в экспериментах наблюдаются довольно приличные музыкальные способности. Например, гольян при 400-800 Гц различает 1/2 тона. Возможности других видов рыб скромнее. Так, гуппи и угорь дифференцируют два различающихся на 1/2-1/4 октавы. Есть и совершенно бездарные в музыкальном отношении виды (беспузырные и лабиринтовые рыбы).

Рис. 2.18. Связь плавательного пузыря с внутренним ухом у разных видов рыб: а- сельдь атлантическая; б -треска; в – карп; 1 – выросты плавательного пузыря; 2- внутреннее ухо; 3 – головной мозг: 4 и 5-косточки Веберова аппарата; общий эндолимфатический проток

Острота слуха определяется морфологией акустико-латеральной системы, к которой помимо боковой линии и ее производных относят внутреннее ухо плавательный пузырь и Веберов аппарат (рис. 2.18).

И в лабиринте, и в боковой линии чувствительными клетками выступают так называемые волосатые клетки. Смещение волоска чувствительной клетки как в лабиринте, так и в боковой линии приводит к одинаковому результату-генерации нервного импульса, поступающего в один и тот же акустико-латеральный центр продолговатого мозга. Однако эти органы рецептируют и другие сигналы (гравитационное поле, электромагнитные и гидродинамические поля, а также механические и химические раздражители).

Слуховой аппарат рыб представлен лабиринтом, плавательным пузырем (у пузырных рыб), Веберовым аппаратом и системой боковой линии. Лабиринт. Парное образование – лабиринт, или внутреннее ухо рыб (рис. 2.19), выполняет функцию органа равновесия и слуха. Слуховые рецепторы в большом количестве присутствуют в двух нижних камерах лабиринта – лагене и утрикулюсе. Волоски слуховых рецепторов очень чувствительны к перемещению эндолимфы в лабиринте. Изменение положения тела рыбы в любой плоскости приводит к перемещению эндолимфы, по крайней мере, в одном из полукружных каналов, что раздражает волоски.

В эндолимфе саккулы, утрикулюса и лагены находятся отолиты (камешки), которые повышают чувствительность внутреннего уха.

Рис. 2.19. Лабиринт рыбы: 1-круглый мешочек (лагена); 2-ампула (утрикулюс); 3-саккула; 4-каналы лабиринта; 5- расположение отолитов

Их общее количество по три с каждой стороны. Они различаются не только расположением, но и размерами. Самый крупный отолит (камешек) находится в круглом мешочке – лагене.

На отолитах рыб хорошо заметны годовые кольца, по которым v некоторых видов рыб определяют возраст. Они также обеспечивают оценку эффективности маневра рыбы. При продольном, вертикальном, боковом и вращательном движениях тела рыбы происходят некоторое смещение отолитов и раздражение ими чувствительных волосков, что, в свою очередь, создает соответствующий афферентный поток. На них же (отолиты) ложатся и рецепция гравитационного поля, оценка степени ускорения рыбы при бросках.

От лабиринта отходит эндолимфатический проток (см. рис. 2.18,6), который у костистых рыб закрыт, а у хрящевых открыт и сообщается с внешней средой. Веберов аппарат. Он представлен тремя парами подвижно соединенных косточек, которые называются стапесом (контактирует с лабиринтом), инкусом и малеусом (эта кость соединена с плавательным пузырем). Кости Веберова аппарата являются результатом эволюционной трансформации первых туловищных позвонков (рис. 2.20, 2.21).

Читайте также:  ТОП-5 аттрактантов для ловли хищника – Рыбалке.нет

При помощи Веберова аппарата лабиринт контактирует с плавательным пузырем у всех пузырных рыб. Другими словами, Веберов аппарат обеспечивает связь центральных структур сенсорной системы с воспринимающей звук периферией.

Рис.2.20. Строение Веберова аппарата:

1- перилимфатический проток; 2, 4, 6, 8- связки; 3 – стапес; 5- инкус; 7- малеус; 8 – плавательный пузырь (римскими цифрами обозначены позвонки)

Рис. 2.21. Общая схема строения органа слуха у рыбы:

1 – головной мозг; 2 – утрикулюс; 3 – саккула; 4- объединительный канал; 5 – лагена; 6- перилимфатический проток; 7-стапес; 8- инкус; 9-малеус; 10- плавательный пузырь

Плавательный пузырь. Он является хорошим резонирующим устройством, своеобразным усилителем средне- и низкочастотных колебаний среды. Звуковая волна извне приводит к колебаниям стенки плавательного пузыря, которые, в свою очередь, приводят к смещению цепочки косточек Веберова аппарата. Первая пара косточек Веберова аппарата давит на мембрану лабиринта, вызывая смещения эндолимфы и отолитов. Таким образом, если проводить аналогию с высшими наземными животными, Веберов аппарат у рыб выполняет функцию среднего уха.

Однако не у всех рыб есть плавательный пузырь и Веберов аппарат. В этом случае рыбы проявляют низкую чувствительность к звуку. У беспузырных рыб слуховую функцию плавательного пузыря частично компенсируют воздушные полости, связанные с лабиринтом, и высокая чувствительность органов боковой линии к звуковым стимулам (волнам сжатия воды).

Боковая линия. Она является очень древним сенсорным образованием, которое и у эволюционно молодых групп рыб выполняет одновременно несколько функций. Принимая во внимание исключительное значение этого органа для рыб, позволим себе более подробно остановиться на его морфофункциональной характеристике. Разные экологические типы рыб демонстрируют различные варианты латеральной системы. Расположение боковой линии на теле рыб часто является видоспецифичным признаком. Есть виды рыб, у которых более чем одна боковая линия. Например, терпуг имеет по четыре боковых линии с каждой стороны, отсюда
происходит его второе название – “восьмилинейный хир”. У большинства костистых рыб боковая линия тянется вдоль туловища (не прерываясь или прерываясь в отдельных местах), достигает головы, образуя сложную систему каналов. Каналы боковой линии расположены или внутри кожи (рис. 2.22), или открыто на ее поверхности.

Примером открытого поверхностного расположения невромастов – структурных единиц латеральной линии – является боковая линия у гольяна. Несмотря на очевидное разнообразие морфологии латеральной системы, следует подчеркнуть, что наблюдаемые различия касаются только макростроения этого сенсорного образования. Собственно рецепторный аппарат органа (цепочка невромастов) на удивление одинаков у всех рыб как и морфологическом, так и функциональном отношении.

Система боковой линии реагирует на волны сжатия водной среды, обтекающие потоки, химические раздражители и электромагнитные поля при помощи невромастов – структур, объединяющих несколько волосковых клеток (рис. 2.23).

Рис. 2.22. Канал боковой линии рыбы

Невромаст состоит из слизисто-студенистой части – капулы, в которую погружены волоски чувствительных клеток. Закрытые невромасты сообщаются с внешней средой небольшими прободающими чешую отверстиями.

Открытые невромасты характерны для каналов латеральной системы, заходящих на голову рыбы (см. рис. 2.23, а).

Канальные невромасты тянутся от головы до хвоста по бокам тела, как правило, в один ряд (у рыб семейства Hexagramidae шесть рядов и бол ее). Термин “боковая линия” в обиходе относится именно к канальным невромастам. Однако у рыб описаны и невромасты, отделенные от канальной части и имеющие вид самостоятельных органов.

Канальные и свободные невромасты, расположенные в разных частях тела рыбы, и лабиринт не дублируют, а функционально дополняют друг друга. Считается, что саккулюс и лагена внутреннего уха обеспечивают звуковую чувствительность рыб с большого расстояния, а латеральная система позволяет локализовать источник звука (правда уже вблизи источника звука).

Рис. 2.23. Строение невромастарыбы: а – открытый; б – канальный

Экспериментально доказано, что боковая линия воспринимает низкочастотные колебания, как звуковые, так и связанные с движением других рыб, т. е. низкочастотные колебания, возникающие от удара рыбы хвостом по воде, воспринимаются другой рыбой как низкочастотные звуки.

Таким образом, звуковой фон водоема довольно разнообразен и рыбы располагают совершенной системой органов для восприятия волновых физических явлений под водой.

Заметное влияние на активность рыб и характер их поведения оказывают волны, возникающие на поверхности воды. Причинами данного физического явления служат многие факторы: движение крупных объектов (крупная рыба, птицы, животные), ветер, приливы, землетрясения. Волнение служит важным каналом информирования водных животных о событиях как в самом водоеме, так и за его пределами. Причем волнение водоема воспринимается и пелагическими, и донными рыбами. Реакция на поверхностные волны со стороны рыбы бывает двух типов: рыба опускается на большую глубину или перемешается на другой участок водоема. Стимулом, действующим на тело рыбы в период волнения водоема, является движение воды относительно тела рыбы. Перемещение воды при ее волнении рецептируется акустико-латеральной системой, причем чувствительность боковой линии к волнам чрезвычайно высока. Так, для возникновения афферентации от боковой линии достаточно смешения купулы на 0,1 мкм. При этом рыба способна очень точно локализовать как источник волнообразования, так и направление распространения волны. Пространственная диаграмма чувствительности рыб видоспецифична (рис. 2.26).

В экспериментах использовали искусственный волнообразователь как очень сильный раздражитель. При изменении его местоположения рыбы безошибочно находили очаг возмущения. Реакция на источник волн состоит из двух фаз.

Первая фаза – фаза замирания – является результатом ориентировочной реакции (врожденного исследовательского рефлекса). Продолжительность этой фазы определяется многими факторами, наиболее существенными из которых являются высота волны и глубина погружения рыбы. Для карповых рыб (карп, карась, плотва) при высоте волны 2-12 мм и погружении рыб на 20-140 мм ориентировочный рефлекс занимал 200-250 мс.

Вторая фаза – фаза движения – условно-рефлекторная реакция вырабатывается у рыб довольно быстро. Для интактных рыб достаточно от двух до шести подкреплений для ее возникновений у ослепленных рыб после шести сочетаний волнообразования пищевого подкрепления вырабатывался устойчивый поисковый пищедобывающий рефлекс.

Большей чувствительностью к поверхностной волне отличаются Мелкие пелагические планктонофаги, меньшей – крупные донные рыбы. Так, ослепленные верховки при высоте волны всего 1- 3 мм уже после первого предъявления стимула демонстрировали ориентировочную реакцию. Для морских донных рыб характерна чувствительность к сильному волнению на поверхности моря. На глубине 500 м их латеральная линия возбуждается, когда высота волны достигает 3 м и длины 100 м. Как правило, волны на поверхности моря порождают качку Поэтому при волнении в возбуждение приходит не только боковая линия рыбы, но и ее лабиринт. Результаты экспериментов по, казали, что полукружные каналы лабиринта реагируют на вращательные движения, в которые водяные потоки вовлекают тело рыбы. Утрикулюс рецептирует линейное ускорение, возникающее в процессе качки. Во время шторма меняется поведение как одиночных, так и стайных рыб. При слабом шторме пелагические виды в прибрежной зоне опускаются в придонные слои. При сильном волнении рыбы мигрируют в открытое море и уходят на большую глубину, где влияние волнения менее заметно. Очевидно, что сильное волнение оценивается рыбами как неблагоприятный или даже опасный фактор. Он подавляет пищевое поведение и вынуждает рыб совершать миграции. Алогичные изменения в пищевом поведении наблюдаются и у видов рыб, обитающих во внутренних водоемах. Рыболовы знают, что при волнении моря клев рыбы прекращается.

Таким образом, водоем, в котором обитает рыба, является источником разнообразной информации, передаваемой по нескольким каналам. Такая информированность рыбы о колебаниях внешней среды позволяет ей своевременно и адекватно реагировать на них локомоторными реакциями и изменением вегетативных функций.

Сигналы рыб. Очевидно, что рыбы сами являются источником разнообразных сигналов. Они издают звуки в диапазоне частот от 20 Гц до 12 кГц, оставляют химический след (феромоны, кайромоны), имеют собственные электрические и гидродинамические поля. Акустические и гидродинамические поля рыбы создают различными способами.

Издаваемые рыбами звуки довольно разнообразны, однако из-за низкого давления зафиксировать их можно лишь при помощи специальной высокочувствительной техники. Механизм формирования звуковой волны у разных видов рыб может быть различным (табл. 2.5).

2.5. Звуки рыб и механизм их воспроизведения

Плавательный пузырь. Он является хорошим резонирующим устройством, своеобразным усилителем средне- и низкочастотных колебаний среды. Звуковая волна извне приводит к колебаниям стенки плавательного пузыря, которые, в свою очередь, приводят к смещению цепочки косточек Веберова аппарата. Первая пара косточек Веберова аппарата давит на мембрану лабиринта, вызывая смещения эндолимфы и отолитов. Таким образом, если проводить аналогию с высшими наземными животными, Веберов аппарат у рыб выполняет функцию среднего уха.

Органы осязания у рыб

Органами осязания у рыб являются плавники, усы, рострум, плавниковые лучи. С помощью этих органов в рыб формируется четкая картинка окружающего мира. Естественно, что и приманки, насадки, прикормки также оцениваются этими органами. В частности, усы, плавники касаются предметов и таким образом происходит оценка. Рыба может либо принять, либо отвергнуть предметы, если они настораживают ее.

У разливных рыб по-разному развиты усы. У сома, налима и усача усы двигаются благодаря развитым мышцам. С помощью усов рыбы определяют вкусовые качества и плотность предметом на дне. Очень помогают усы в тех случаях, когда темно и видимость ограничена. Если усы по каким-либо причинам повредились, то они быстро утрачивают своих функции.

Большое значение в восприятии окружающего мира рыбы имеют лучи плавников. Они расположены практически во всех плавниках: на спине и брюхе. У одних видов лучи длинные, у других они – короткие. С их помощью рыбы исследуют дно в поисках животной пищи.

При помощи лучей на плавниках рыбы определяют плотность корма, его состав. Это очень важный момент, который следует учитывать рыболовам. Именно поэтому есть разница в прикормке для плотвы, карася и леща. В зависимости от того, на какую рыбу мы нацелены и какое время года, выбирается тот или иной состав прикормки. От плотности и состава прикормки во много зависит, удастся ли нам поставить рыбу на точку, или нет.

У всех рыб во время нереста появляются бугорки на голове. В нерестовый период именно эти бугорки являются основными органами чувств.

Органы осязания и тактильные чувства больше важны для донных рыб – леща, сома, налима, угря, ротана. Именно у этих рыб хорошо развиты плавники, усы. Они помогают хорошо ориентироваться в придонном слое, находить пищу и уходить от хищников.

Ушных раковин у рыб нет. Но это абсолютно не означает, что рыбы ничего не слышат. Как раз-таки наоборот. Просто орган, отвечающий за фиксацию различных звуков, находится внутри тела. Это плавательный пузырь. Принцип его работы во многом похож с тем, как работает барабанная перепонка у человека. Вибрации стенок пузыря являются сигналами, которые передаются по специальным каналам к мозгу. Плавательный пузырь имеет достаточно большой объем. Поэтому рыбы способны слышать звуки на разных частотах с больших расстояний. Именно поэтому следует вести себя очень аккуратно и не издавать громких звуков, чтобы не спугнуть рыбу.

4u PRO

Слышат ли рыбы? Есть ли у них органы слуха?

    У карповых рыб есть на боку, так называемая хорда, которая и позволяет им улавливать любое мельчайшее колебания в воде.

кожей.. кожей они слышат. у меня вот знакомый в Латвии был.. так тот тоже говорил: я кожей чувствую! ”

Конечно слышат, лутше чем люди, звук в воде распространяетси быстрее и дальше. Щука например метров за 200 слышит маленькую рыбку

Корейцы в Японском море ловят минтая. Они промышляют эту рыбу крючками, без всякой насадки, но над крючками обязательно вешают побрякушки (металлические пластинки, гвозди и тому подобное) . Рыбак, сидя в лодке, подергивает такую снасть, и минтаи собираются к побрякушкам. Ловля рыбы без побрякушек не приносит удачи.

Крик, стук, выстрелы над водой тревожат рыб, но это справедливее объяснять не столько восприятиями слухового аппарата, сколько способностью рыбы воспринимать колебательные движения воды с помощью боковой линии, хотя способ ловли сома “на клок”, на звук, производимый особой (выдолбленной) лопаткой и напоминающий кваканье лягушки, многие склонны считать доказательством слуха у рыб. Сомы подходят на такой звук и берут крючок рыболова.

В непревзойденной по увлекательности классической книге Л. П. Сабанеева “Рыбы России” способу лова сома на звук отведены яркие страницы. Автор не дает объяснения, почему этот звук подманивает сома, но приводит мнение рыбаков о том, что он похож на голос сомих, которые будто бы на заре клохчут, призывая самцов, или на кваканье лягушек, которыми сомы любят полакомиться. Во всяком случае есть основание предполагать, что сом слышит.

В Амуре водится промысловая рыба толстолоб, известная тем, что держится стадно и при шуме выпрыгивает из воды. Выедешь на лодке в те места, где держится толстолоб, ударишь посильней веслом по воде или по борту лодки, и толстолоб не замедлит отозваться: сразу же несколько рыб с шумом выпрыгнут из реки, поднявшись на 12 метра над ее поверхностью. Ударишь еще, и снова толстолоб выпрыгнет из воды. Рассказывают, что бывают случаи, когда выпрыгнувшие из воды толстолобы топят маленькие лодки нанайцев. Однажды в нашем катере выпрыгнувший из воды толстолоб выбил стекло. Таково действие звука на толстолоба, видимо, очень неспокойную (нервную) рыбу. Эту рыбу, длиной почти в метр, можно добывать без ловушки.
про хорду не спорю, но если хотите проверить – засуньте голову в аквариум и узнайте! слышат рыбы или нет” !!)))

Орган слуха рыб представлен только внутренним ухом и состоит из лабиринта, включающего преддверие и три полукружных канала, расположенных в трех перпендикулярных плоскостях. В жидкости, находящейся внутри перепончатого лабиринта, имеются слуховые камешки (отолиты) , колебания которых воспринимаются слуховым нервом.
Ни наружного уха, ни барабанной перепонки у рыб нет. Звуковые волны передаются непосредственно через ткани. Лабиринт рыб служит одновременно и органом равновесия. Боковая линия дает возможность рыбе ориентироваться, чувствовать течение воды или приближение в темноте различных предметов. Органы боковой линии расположены в канале, погруженном в кожу, который сообщается с внешней средой при помощи отверстий в чешуе. В канале имеются нервные окончания.

Органы слуха рыб тоже воспринимают колебания водной среды, но только более высокочастотные, гармонические или звуковые. Устроены они у них более просто, чем у других животных.

Нет у рыб ни наружного, ни среднего уха: они обходятся без них в силу более высокой проницаемости воды для звука. Есть лишь перепончатый лабиринт, или внутреннее ухо, заключенное в костной стенке черепа.

Рыбы слышат, и притом отлично, так что рыболову во время уженья надо соблюдать полную тишину. Между прочим, это стало известно совсем недавно. Каких-нибудь 35-40 лет назад думали, что рыбы глухи.

По чувствительности на первый план зимой выступают слух и боковая линия. Здесь надо отметить, что внешние звуковые колебания и шумы сквозь ледяной и снежный покров в гораздо меньшей степени проникают в среду обитания рыб. В воде подо льдом устанавливается почти абсолютная тишина. И в таких условиях рыба в большей степени полагается на свой слух. Орган слуха и боковая линия помогают рыбе определять места скопления мотыля в донном грунте по колебаниям этих личинок. Если учесть также, что звуковые колебания затухают в воде в 3,5 тысячи раз медленнее, чем в воздухе, то становится ясно, что рыбы способны улавливать движения мотыля в донном грунте на значительном расстоянии.
Зарывшись в слой ила, личинки укрепляют стенки ходов затвердевающими выделениями слюнных желез и совершают в них волнообразные колебательные движения своим телом (рис.) , продувая и очищая свое жилище. От этого в окружающее пространство излучаются акустические волны, они-то и воспринимаются боковой линией и слухом рыб.
Таким образом, чем больше мотыля находится в донном грунте, тем больше исходит от него акустических волн и тем легче рыбе обнаружить самих личинок.

В Амуре водится промысловая рыба толстолоб, известная тем, что держится стадно и при шуме выпрыгивает из воды. Выедешь на лодке в те места, где держится толстолоб, ударишь посильней веслом по воде или по борту лодки, и толстолоб не замедлит отозваться: сразу же несколько рыб с шумом выпрыгнут из реки, поднявшись на 12 метра над ее поверхностью. Ударишь еще, и снова толстолоб выпрыгнет из воды. Рассказывают, что бывают случаи, когда выпрыгнувшие из воды толстолобы топят маленькие лодки нанайцев. Однажды в нашем катере выпрыгнувший из воды толстолоб выбил стекло. Таково действие звука на толстолоба, видимо, очень неспокойную (нервную) рыбу. Эту рыбу, длиной почти в метр, можно добывать без ловушки.
про хорду не спорю, но если хотите проверить – засуньте голову в аквариум и узнайте! слышат рыбы или нет” !!)))

Добавить комментарий