Как щука выбила багор у отца

Складной или разборный багор

Наиболее распространёнными и популярными считаются багры, состоящие из двух или даже трёх секций, которые имеют шарнирные соединения или секции соединяются при помощи резьбы.

Самодельщики-умельцы, особенно заводские рабочие, имеющие доступ к станкам и материалам, чаще всего делают длинные мощные багры из нержавеющей стали. Эти высококлассные изделия могут состоять из трёх навинчивающихся секций, что позволяет доставать любую рыбу из-подо льда любой толщины. А очень толстый лёд бывает по береговой кромке Волги, к примеру, по правой стороне ниже Чебоксарской ГЭС, где лёд наращивается всю зиму выбросами воды при падении и подъёме уровня воды. К весне лёд здесь напоминает айсберги, которые, подтаивая и падая в воду, поднимают волну, от которой даже колышется и приподнимается холмами ледовый покров. При этом в таких местах иногда отлично клюёт лещ и сопа. Но чтобы их поймать умельцы делают удлинённые ледобуры с «надставышами» и такие же длинные багры, о которых шла речь выше.

Складные багры на шарнирах обычно продают в рыболовных магазинах, а также в интернет-магазинах данной специализации. Эти багры также очень широко распространены среди рыболовов и хорошо укладываются в рюкзаке или рыболовном ящике.

Это простая самоделка. Багорик данного вида можно изготовить из телескопической антенны от радиоприёмника. На комлевую часть нанизывают на клею несколько винных пробок. Получается неплохая рукоятка, похожая даже на фирменную спиннинговую рукоятку. И это уже делает багорик непотопляемым. К тонкому колену бывшей антенны припаивают крючок для ловли сома. Только бородку такого крючка надо спилить, иначе снимать добычу после подбагривания будет труднее, чем с обычного багра.

Багор и щука

Есть некоторые вещи, которых, наверное, сейчас очень не хватает изнеженному жителю мегаполиса — суровой и простой красоты искрящихся далей и тяжелых ветров Волги, дующих почти постоянно. Или снега до пояса посреди лесного озера, пахнущего мерзлым багульником и сосновой живицей. А то и мороза за двадцать пять, обжигающего лицо до знатного румянца.

Всё это кажется большими неудобствами, тем более для постоянно шмыгающего носом горожанина, но именно в таких трудностях, наверное, и нуждаемся мы — жители задымленных городов. И когда вдруг окажется такой новичок среди обожженных ветрами бродяг с ледобурами, он неожиданно почувствует какую-то странную веселую лихость. А если еще и печка-буржуйка загудит в прокопченной землянке, раскраснеются лица, заблестят глаза и начнутся самые невероятные истории — все, пропал человек! Теперь он наш… И пусть, возможно, предстоит ему провалиться под лед, учуять запах волжской воды и смерти, но рядом товарищи — подадут бур, бросят «спасалку» — вытянут… Ну, и согреют, конечно, не без этого.

Но главное не в трудностях. Их можно найти и в заснеженном деревенском поле, в проруби реки, и печка раскаленная может оказаться кстати в каком-нибудь вагончике с работягами-краснолицыми… Нет, есть еще одна совершенно неповторимая вещь — ловля рыбы со льда, когда из черноты лунки, всплеснув, покажется живое, упругое и тяжелое существо — Царь-рыба. Ну, пусть не такая большая, как у Виктора Астафьева в его романе, зато красивая, словно инопланетянка: с огненно-красными глазами и такими же плавниками-перьями. Вся в серебре и золоте… Да, кажется, перегнул слегка. А какой рыбак не приукрасит? Тогда он и не рыбак вовсе. Иначе рыбалка может превратиться в простую добычу рыбы или банальную пьянку на природе. Все рыбацкие истории честны с небольшим лишь преувеличением. Итак, начнем…

Было это… Словом, надоело все! Работа, серые дома, несущиеся стаями машины, от которых идет бензиновый чад. Сладкая тоска манила к своим проверенным протокам, где над заснеженными островами лежит мягкая дымка. Там сейчас оттепель. Как в городе с раскисшими в слякоть дорогами. И чудилось, как гудит теплый ветер в мелколесье островов, оседают пласты сырого снега, бывшие настом, пахнет горькой осиновой корой и теплой осокой… Нет, это уж слишком. Скажи еще крапивой и яблоками. Главное — оттепель, и щуки сами из лунки таращатся, мол, где ты друг наш… чтоб тебя с твоими жерлицами! Век бы их не видеть. И тебя, постоянно здесь ошивающегося… Но это их мнение, щук. У меня другой резон. В этих протоках щука была, хоть и капризничала временами, поскольку Новогодье еще в разгаре, а это значит — глухозимье.

Но в сырые оттепели флажки вскидывались часто, а рыбины садились надежно. Закрутится с шорохом катушка, остановится, задумается, а потом уже видно только, как мелькает красная полоска на ней, пенопластовой и уже пожелтевшей от старости. Сколько уж лет таскаю я с собой в противогазной сумке эти дорогие сердцу самоделки. И ведь все работают… Но ближе к делу.
Поскольку острова эти имеют жилье, то можно будет на пару дней вырваться. Не одна землянка тут белыми буграми белеет среди чернолесья. А из бугра спичка торчит — труба. Значит, и печка заалеет калеными боками, отдавая вкусное тепло. Это тебе не батарея центрального отопления.

Словом, сборы, дорога и сладкое ожидание рыбалки среди мягкой оттепели и белого безмолвия, где только ворон парит да свое банальное «крун» роняет с ватных облаков. Ну, бывает, и откашляется, поскольку старый…

Но пока ехал, вызвездило небо, сугробы окостенели, и к островам я шел уже по насту, хрустящему под ногами, как стекло. Небо стало красным и злым. В нем остановились синие перья облаков, такие же неприветливые. А лицо стало жечь ледяным ветром, от которого, как ни отворачивайся, все равно достанет и ткнет морозной иголкой то под ворот, то под шапку.

Дошел до своей протоки выстуженный, поскольку оделся не по погоде. Что-то и рыбачить расхотелось. Но деваться некуда: до землянки не близко, да и теплое ли жилье. Может, и не ночевал так никто в эту ночь. К тому же, плотно иногда бывают набиты рыболовами эти простые жилища, наполовину зарытые в песок и суглинок. Не протолкнешься. Иногда и под нарами рыбаки греются.

Вперед! — сказал я себе. Снасти выставить, а там найду, где погреться. Было уже что-то в этом роде. Только — в апрельские дни, ослепительно яркие и теплые днем и ледяные ночью. Прямо у острова ночевать собрался. Разгреб снег по кромке мелколесья, нашел сухих стволов, запалил костер-пожарище, а рядом лежку сделал, выстланную жердями и лапником. Только фляжку отвинтил…
– Ты, парень, не спать ли тут собрался? — слышу неожиданное от вереницы рыбачков, идущих в теплую свою двухэтажную землянку. Их она считалась, ну, по праву первенства ли, а может, и строили сами. По крайней мере, занято было жилье. Это я понял, когда зашел в него. Тепло, на постелях рюкзаки и прочее. Сразу и развернулся да пошел к острову.

Оборачиваюсь — ко мне один идет.

– Нет, ты серьезно тут на ночь берлогу вырыл? — повторяет идущий.
– Так мне и на льду спать приходилось, не впервой.
– Ты давай не дури, пошли к нам, потеснимся.

Сразу потеплело где-то внутри. Потом уж познакомились ближе, согрелись и в землянке, чем Бог послал. Не знаю, правда ли нет, но в разговоре с новыми товарищами прозвучала история о спятившем тут рыбаке, может, в горячке известной, который с топором начал бросаться на всех да дверь рубить… Говорят, отвезли его потом на санках связанного, переволакивая через длинный остров. Я же предупреждал насчет рыбацких историй. Все чистая правда, проверить только не всегда можно. Впрочем, здесь, среди гнилых островов и большой воды чего только не было…

Э-э, что-то я слишком отвлекся. Итак, замерз я, как судак мороженый. Но пробурил пару лунок, хотя и не очень надеялся на желание рыбы съесть моего такого же, оказывается, мороженого мотыля. Да и погода резко сменилась. Но окунишки, веселые и резвые, бойко стали выпрыгивать из лунки. Так надергал их с десяток. Белой рыбки не было.

Жерлицы-то я достал из противогазной сумки, но каждую оснащал живцами лишь после того как согрею руки в рукавицах. Это ж надо их, руки, в канне с водой побаландать да потом на ветер стылый выставить. Простая, конечно, история, всем рыбакам известная. Тем не менее, дело скучное, если не сказать больше.

Итак, десяток жерлиц на проверенном месте. Топорщатся браво и машут приветливо флажками на взведенных пружинах. И от этого их настороженного вида внутри азартное ожидание. Ну, стрельни, взвейся гордо над ледяным плато, чтобы ноги сами понесли тебя туда, где скулит на оси бешено вращающаяся катушка и рвется на леске ясноглазое твое счастье — щука золотая! Гм-м, городской спокойный господин, ездящий каждый день на работу в одно и то же время, или играющий в «Вовку» до утра на раздолбанном «компе», назвал бы это… Впрочем, рыбаки и сами знают, что они не от мира сего. Это настоящие рыцари с бурами-алебардами на усталых плечах. Они выше казенно-скучного мира… Опять отвлекся…

Итак, жерлицы напряжены, как сеттеры на стойке. И я, мороженый, но счастливый знаю: место знаковое, щука мимо не пройдет. Две-три сядут на тройник. Но так и простоял-просидел почти до темноты в этом счастливом ожидании, ставшим наконец тоскливым и нудным. И когда я уже начал собирать жерлицы, вдруг выстрелил флажок крайней из них! Вот оно, сбылось! Моя будет…

Как и предполагалось, бешено крутилась катушка, вереща на морозе. Когда я подбежал к снасти, стойка жерлицы ерзала на подставке от ударов снизу, поскольку лески на катушке уже не было. Подсечка! И сразу руку рвануло вниз! Только после нескольких попыток удалось поднять рыбину до лунки, но в нее она, понятно, не пролезала, хоть и ледобур у меня на «сто сорок». Но есть же верный багор, он не подведет. Нащупываю внизу щуку, засекаю… А внизу был точно крокодил: нильский ли, гребнистый, крокодил Гена или аллигатор каким-то образом сподобился к нам… Но по-другому нельзя было назвать то, что сейчас вырывало багор из моей совсем замерзшей руки. Причем не только вырывало, но еще и выкручивало мне руку по оси. Надо признаться, багор был у меня так себе — советский еще «телескоп» с пластмассовой ручкой. При этом рука не была продета в петлю из капронового крепкого шнура. Самонадеянная ошибка… Это сейчас всегда в запасе крепкий и длинный крюк из нержавейки и с настоящей ручкой, похожей на рукоятку от эспандера… Но пластмассовая рукоятка того багра наконец выскользнула из моей руки, больше похожей на что-то мерзлое и скрюченное, но никак на конечность живого теплого человека…

Просторы долго, наверное, еще слышали все теплые слова, сказанные в упрек Судьбе. Хорошо, что эти слова не слышала моя мама…

Послесловие. После этого случая долго хохотал мой отец, услышав горькую историю, по крайней мере, для меня горькую. Мол, багор… у мужика? Но когда это же случилось с ним, сделал себе страшный на вид крюк. А щуку, которая вырвала багор и у отца, мы все же взяли… моим багром. Весила она больше пуда и походила на свинью с розовым брюхом.

Э-э, что-то я слишком отвлекся. Итак, замерз я, как судак мороженый. Но пробурил пару лунок, хотя и не очень надеялся на желание рыбы съесть моего такого же, оказывается, мороженого мотыля. Да и погода резко сменилась. Но окунишки, веселые и резвые, бойко стали выпрыгивать из лунки. Так надергал их с десяток. Белой рыбки не было.

Как щука выбила багор у отца

Отец частенько подсмеивался надо мной, мол, щуку упустил. Багорик из руки выбила, это у мужика-то. На мои скучные объяснения, что тогда был мороз с ветром, мокрая рука обмёрзла, и я её не чувствовал, щука была очень крупной, а багорик с пластмассовой скользкой ручкой слышал только: ха-ха-ха.

Сегодня мы с ним на той же протоке, где тогда я упустил щуку вместе с багром. С утра поймали двух щук, и хваток больше не было. Мне скучно сидеть впустую у жерлиц, и я ушёл в первую узкую протоку. Она рядом, лишь пройти через перешеек-остров, разделяющий две протоки.

Сажусь у готовых наших же лунок и накидываю на себя плащ. По нему шелестит мелкий дождь. В сыром воздухе запахи чувствуются еще острее. Пахнет корой, отстоем палого листа и почему-то… малиной. А-а, отогрелись, значит, отмокли малинники-прутики на полянках островка. И уж совсем наваждением причудился мне запах молодой крапивы. Оттаяли, видать, и поникшие сухие крапивные стебли и запахли в ноябрьскую оттепель по живому.

Побрасываю в лунку мелкого мотыля, придавливаю у края, чтобы не тонул, а давал лишь запах, иначе унесет личинок хоть и слабым течением. Можно было и не прикармливать. Сорожка и окуни клевали отменно. Вот только рыба большей частью – с ладошку. Мелочь, одно слово! И тут моя удочка, положенная ненадолго на лед, оживает и, плюхнувшись в лунку, встает торчком. Ловлю ее и чувствую на леске сильное сопротивление. Вот тебе и мелочь! Тут только бы не оборвать леску. Долго и осторожно завожу рыбину в лунку и подхватываю ее рукой. Да это же голавль! Самый настоящий! А говорят, по льду не берет он…

Нет, не зря я, видимо, прикармливал, переводя мотыля. Среди некрупной сорожки и окунишек в этой же лунке были пойманы еще несколько голавлей, подъязок и судачок. Да и сорожка стала попадаться покрупнее. Словом, я всерьез увлекся ловлей, но будто бы что-то все беспокоило меня, отвлекало. В ушах, что ли звенит, или ветер поднялся, зашелестел в березах? Кричат.

– Ба-а-гор! Са-а-нька. Ба-а-гор!

«Чего надрываться-то, – подумалось с досадой. – У самого крюк есть, а тут бежать…».

«Неладно что-то», – решаю и несусь напрямую через островок.

Отец топтался у лунки и с натугой удерживал леску, то отпуская ее, то подтягивая.

Читайте также:  Ловля на легкие вибрирующие воблеры (вибы, раттлины)

– Поддевай ее, тютя! Здоровая!

– Где твой-то багор?

Завожу багорик в лунку и там, под нижней кромкой льда, зацепляю чего-то сильное, невероятно сильное и упрямое. Руку повернуло на излом, но я подтягиваю эту рвущуюся тяжесть и пытаюсь завести в лунку. Бесполезно! Уперлась… Встала в распор. Держа ее на багре, осторожно отчерпываю рукой ледяное крошево и заглядываю в лунку, но вместо золотисто-темного рыла щуки вижу что-то розовое. Да это же ее раскрытая пасть, анатомическая модель хищной глотки – вид вовнутрь, а челюсти рыбины скребут где-то по закраинам лунки, до нас добраться не могут! Оказывается я, словно заправский дантист, заглядываю щуке в глотку. Осталось только пересчитать ее зубы и осведомиться: «Ну-с, где у вас болит, сударыня?».

Отец пробуривает еще одну лунку, вплотную к той, где застряла щука, потом перерубает пешней перемычку и, видимо, попадает по рыбине. Удар передается по багру. С усилием, словно поршень из цилиндра, щука медленно поднимается по двум спаренным лункам, выдавливая на поверхность воду. Вот, наконец, показалась чудовищно большая щучья голова, бугристый затылок и… На сыром льду будто загорелось солнышко. В унылом освещении пасмурного дня щука была фантастически ярка. Обычно темные плавники и хвост, краснели, словно цветы на снегу, И брюхо… Как правило, желто-белое, у этой оно было розовое. Казалось, что и лед начинает отливать нежно-розовым светом. Щука была коротка, на вид не больше метра (по точным измерениям, сделанным впоследствии, – 105 см, вес – 16,2 кг), но толста чуть ли не в половину длины. Она тяжело билась на льду, а мы стояли и, вначале молча, смотрели на нее. Такую рыбину ждешь и мечтаешь о ней.

– Под двадцать килограммов будет, – наконец замечает отец.

– Здоровая, – поддакиваю я, впрочем, сомневаясь.

И к слову вспоминаю:

– Кстати, пап, как же насчет того, что рыба смогла багор выбить… у мужика-то.

Отец вроде бы и не слышит и сосредоточенно пытается при помощи зевника и экстрактора вытащить тройник. Куда там. Заглотала до хвоста.

Отец топтался у лунки и с натугой удерживал леску, то отпуская ее, то подтягивая.

Сообщество « О хороших людях. Истории, рассказы, воспоминания »

Отец же, в горячности не успел об этом подумать, и растопыренной пятерней, угодил ей прямо в пасть.

Багор и щука. Сборник (2 стр.)

– Похоже, тут вор в перьях был, – досадую. – Серая цапля, скорее.

И точно. Выклевала, носастая, рыбу из садка, а теперь стоит за поворотом на своих ногах-ходулях с невинно-постной физиономией и поклевывает себе мелочишку, словно бы ничего и не случилось. Хоть бы выбрала, ворюга, рыбу в садке ту, что помельче. Так нет, оскоромилась редким для меня крупным ельцом, подлещиками и сорожками. Никакой порядочности у местной гарпии.

Несмотря на наши ожидания и опять же классику, утренний клев был отвратительным. Не брала рыба никакую насадку и все тут… Но зато на отмели, почти у самых ног, отчаянно клевали пескари. А на другой стороне в яме… А в яме время от времени ворочался и булькал в воде какой-то хищник… На жереха вроде не похоже. А что если…? Переоборудую закидушку под живцовую снасть: ставлю поводок повыше, в метре от грузила. Привязываю крупный крючок и насаживаю пескаря за обе губы. После заброса, несмотря на шум от падения тяжелого грузила, колокольчик закидушки мягко, без звонка, подался вперед, а затем последовал сильный рывок! Подсечка. И на леске загуляла, зарыскала из стороны в сторону сильная рыбина. Вскоре она показалась и забилась на поверхности. Это был окунь за полкило…

– Ура-а. Окунек попался. А ты говорил нет крупной рыбы! – запрыгал на песке Ванька.

– Белого-то крупняка ни одного не поймали, – осаживаю сына, но и сам повеселел. А то уже тоска мутная легла на сердце от вида мертвой воды.

А «белый крупняк» тут все же водится, несмотря на жлобское вмешательство человека. Ясно, что места ниже, у Сабанаково и Маркитана еще богаты рыбой, поскольку туда труднее добраться, но и рядом со Старожильском случается зацепить матерого золотого леща, как и выпало мне в следующий мой приезд сюда. Но ловил я сорожку, густеру и лещей с лодки на «кольцовку», привязавшись к дереву над ямой, в перекрестье двух речных струй.

Наверное, еще не раз предстоит открывать для себя по-новому эти места, вновь и вновь возвращаясь к золотистым плесам и чистой воде Большой Кокшаги…

Как мы осваивали джиг

На искусственные приманки с джиг-головкой ловят довольно давно, и этим сейчас никого не удивишь. Стыдно признаться, но для меня, консерватора, джиг стал открытием совсем недавно, да и то вынужденно. Все больше «железом» обходился по старой привычке и как-то не видел необходимости в силиконовых обманках и поролоне.

На озеро мы выходили трудно. Воды в клюквенном болоте было для лета необычно много, словно весной. Сказались долгие проливные дожди. Подойдя к болоту, мы с сыном Иваном снимаем короткие сапоги, рассовываем по карманам носки и стельки, а затем, сгибаясь под рюкзаками, чавкаем сапогами на босу ногу по мху-сфагнуму. Ваньке еще только восемь лет, и рюкзак хоть и не увесист, но не привычен ему, как и долгий пеший путь по болоту, на жаре, да с комарами, ноющими за ухом. Сопит, кряхтит тяжело, стараясь попасть в мой след от кочки до кочки. Сапоги уже полны воды. На месте высушимся, не осень. По дороге за болотом собираем грибы: красноголовики и подберезовики, срезали и пару боровиков, притаившихся в траве прямо на дороге.

На берегу накачиваем лодку и плывем вдоль кувшинок. В «резинке» тесно, и мы, найдя у камышей ботник, перебираемся в него. Когда-то здесь было много лодок, легких, с дюралевыми днищами и распашными веслами. Но все куда-то «уплыли». Которая прострелена и лежит на дне, иная – сгнила, а остальные, видимо, увезли с разорением своей базы бывшие арендаторы озера. Этот ботник, наверное, единственный теперь здесь. Мы всегда ставим его в одно и то же место по окончании рыбалки. Время от времени лодкой кто-то пользуется и тоже ставит здесь же, наискосок от островка камышей, на месте бывшего причала.

Вначале натягиваем полог, чтобы можно было отдохнуть от комариных уколов, да и к вечеру, по усталости, не надо будет заниматься обустройством ночлега. Пьем чай и выходим на озеро. Ванька неумело закидывает короткой удочкой червяка на мормышке. В кувшинки целит. Я перезабрасываю снасть под самый берег, под ветви. Окунь в жару должен быть здесь. Поплавок трясется, ныряет, и Ванька выдергивает первого в своей жизни окуня больше его ладони. Те недомерки – чики, уклейки, окунек с мизинец, которых он изловил на луговой речке – не в счет, хотя сын ими гордится. Этот озерный окунь для него уже рыба серьезная. Ванька пока боится снимать окуня с крючка. Я забираю у него рыбу, и снова мормышка с навозником плюхается под берег. Теперь сын все делает сам. Правда, изредка приходится отцеплять снасть от березовых и ольховых ветвей. Так и плывем мы с ним вдоль бережка. Но мне нужны живцы для жерлиц. А окунь клюет очень вяло. Если так будет продолжаться, я просто не успею наловить достаточно окуньков и сохранить их в кане на такой жаре. А ведь случалось здесь надергивать за полчаса чуть ли не ведро окуней на мормышку с окуневым глазом. Сейчас не берет и на глаз. Видимо – жара… Сижу в тягостном раздумье и, наконец, готовлю спиннинг. Копаюсь в коробке с блеснами, выбираю уловистую и решаю все же нацепить джиг. Надо же когда-то проверить… Насаживаю трепещущего, словно желе, виброхвоста-риппера. Предварительно полоскаю его у борта, провожу туда-сюда, словно забавляясь. Сын с интересом наблюдает.

– Пап, дай тоже поиграть, – просит он неожиданно, чем смущает меня до краски на щеках. Ему, видимо, думается, что я в детстве не наигрался, а теперь «догоняюсь».

– Ну, ладно, побаландайся, – разрешаю ему, а сам вглядываюсь в темную торфяную воду, где трепещет силиконовый «малек». А ведь действительно похож на живую рыбку своими суматошными движениями хвостика.

Сын, отведя свою детскую душу, отдает мне джиг и берет удочку. А я делаю первый заброс на чистину, по левому борту лодки. Ванька ловит с правого, у берега. Лениво подматываю катушкой крепкую «0,2», щурясь от солнца и не веря в глубине души, что заинтересую окуня этой трясущейся резинкой. И сразу же после нескольких оборотов катушки леска тяжелеет, ходит из стороны в сторону. Вскоре у лодки заплескался окунек уже с мою ладонь. На живца крупноват, но главное – берет! Причем, окунек хватал почти на каждом забросе. Вот только много было и сходов с одинарного крючка джига, видимо, из-за того, что рыба мелковата и хватала за хвост. Кстати, один риппер лишился-таки этого самого хвоста. Надо будет попробовать дополнить приманки маленькими двойничками.

Мы уже соревнуемся с Ванькой. Он весь в азарте, доказывает, что ловит больше, чем я, но, в конце концов, признает уныло, что все же на десяток моих рыбок ему попадается одна. Я, спохватившись, ловлю себя на мысли, что всерьез соревнуюсь с неумелым еще сынишкой. Забрасываю в очередной раз риппер, и подматывать даю уже Ваньке. Он, торопясь, крутит ручкой. Хоть приманка и идет неровно от его неумелых движений, но все равно следует хватка, и Ванька выволакивает через борт окунька. Ура-а! – кричит и шарахается от растопыренных колючек рыбы. (Вскоре он будет ловко снимать окуней с крючка, а по приезду будет доказывать, что обловил меня беспощадно. Я не стану его разубеждать).

Вечером Ванька, похрустев салатом и съев бутерброд с сыром, отказывается от горячего супа и лезет в полог. Там нет ни одного комара. Пахнет березовыми ветками, сосновым лапником и багульником с близкого моховища. Я, полежав рядом с сыном, чтобы не было ему одиноко, выныриваю из полога. Вслед мне раздается сонное сопение и похрапывание. Сладко спится мальчишке с усталости да на свежем воздухе.

Мне не хочется спать. Сейчас полнолуние и озеро залито холодным призрачным светом. В тихой воде спят камыши, хлещет изредка увесистый хвост. От всплеска идут круги, и всполошено бьет крыльями ночная птица. Все стихает и опять – сонное оцепенение в этом мире падающих звезд, неясных теней, осторожных мягких шагов и зеркальной воды, в которой спит усталый лес и струится лунная дорожка.

Я слушаю по приемнику ночной блюз, в котором царит саксофон-тенор, волшебный, вкрадчивый и цинично-сиплый, словно полушепот подвыпившей блондинки из ночного бара. При неверном свете костра и Луны, в одиночестве, пью водку, закусываю зеленью и копченым салом, слушаю музыку теплой ночи. И мне хорошо в этом одиночестве, где есть хмельной блюз, бледноликая Луна над спящим озером, где березы мерцают, как свечи, и звездное небо в прозрачных облаках – как купол храма, куда я иногда люблю приходить один.

– Белого-то крупняка ни одного не поймали, – осаживаю сына, но и сам повеселел. А то уже тоска мутная легла на сердце от вида мертвой воды.

Как вываживать и доставать крупную щуку

Смотрел сегодня видео, как горе – рыбачки зацепили на спиннинг щуку весом в 10 кг. Они подводили ее к лодке и били веслом по голове несчетной количество раз. Потом пытались ее достать в лодку за леску. А потом щука прыгнула в лодке на оператора.

Вываживать крупную щуку надо аккуратно. Не давать ей слабины, но и не «борзеть», не тянуть щуку «буром». Крупная рыба такой безалаберности не прощает. Но и скучать ей не давайте, постоянно оказывайте на нее давление, постоянно держите ее «на поводке». Пусть она все время «работает», пусть устанет. Ждите, когда щука устанет, тогда и подводите ее к лодке.

Как щука выбила багор у отца

  • Главная
  • Архив
  • РКГ
  • Ох, уж эта Щука!

Ловится щука, к примеру, в одном месте хорошо, а в другом, похожем, ее нет. А через пару недель наоборот. Как это объяснить? Понятно, что сорожка или окунь бродят косяками. Куда косяк зашел, там и ловится. Но щука же косяком ходить не будет. Даже представить, что она ходит за мелочью. Ну, 5 штук, десять, но не больше же. Да и вряд ли щука за мелочью ходит. Бывает, что мелочи полно, а щуки нет. Немало у меня и своих наблюдений, но вот как их объяснить?

3 основных ошибки при ловле щуки на спиннинг

Ошибки отсутствуют только у того, кто ничего не делает. Это жизненные наблюдения. Бояться их не стоит. Однако, и «совершенствовать» не следует. Сегодня хочется обозначить классические ошибки при ловле щуки на спиннинг, которые совершал сам. Иногда совершаю их вновь. То по запарке, то с желанием убедить себя в обратном. Их набралось три. Повторяются они среди ловящих на спиннинг довольно часто. Особенно среди новичков. Как следствие, мы сами виновны в нулевом результате на рыбалке. Щука, даже в период жора, ошибки не прощает.

3 часто встречающихся ошибки, мешающих рыболову при ловле щуки на спиннинг.

3 часто встречающихся ошибки, мешающих рыболову при ловле щуки на спиннинг.

григорий 53

Мне было обидно не то, что я не поймал. А то, что выбили щуку и по моей вине – ведь я рассказал, что здесь есть щука. Но, тогда я ловил первый год на спиннинг и не понимал, что люди такие жадные, готовы выбить всю рыбу, а потом сосать

Как делать не стоит

Любой рыболов обязан проявлять гуманное отношение к рыбе и руководствоваться принципом «поймал-отпусти». Это позволяет минимизировать урон, наносимый щуке.

Читайте также:  Календарь рыболова 2017 ставропольский край

Поэтому, при вытаскивании рыбы из воды:

  1. Нежелательно брать ее за глаза. Такой способ с одной стороны считается малоэффективным по той причине, что скользкий хищник может вывернуться и уйти, а с другой стороны этими действиями можно нанести увечье рыбе.
  2. Не стоит пытаться брать щуку за хвост, спину или пробовать схватить хищницу обеими руками. Такие варианты не дают стопроцентного результата.


Поэтому, при вытаскивании рыбы из воды:

“Если щуке нечего есть, у нее начинается паника”

Щуку называют “подводным пиратом” и “речным волком”. Это одна из самых известных пресноводных рыб, своеобразный символ рыбацкой удачи. В народе говорят, что щука разбивает хвостом лед и открывает рыболовный сезон. В феврале в устьях маленьких рек начинают первую в году охоту на щуку. Лучшими ловцами этой рыбы считались запорожские казаки, в знак уважения и почета голову щуки, вынутую из ухи, отдавали атаману. Выбирать самую вкусную щуку МАРИНУ Ъ-ГЛАДКУЮ учила шеф-повар лесного пивного клуба “Партизан” НАДЕЖДА СОЛОДКАЯ.

— Щука — хищная рыба, но в русских сказках она исполнительница желаний, в других культурах тоже символизирует доброту и мудрость.

— Символ мудрости скорее пескарь, а вот щука стала символом прожорливости и агрессивности, хотя в сказках она выступает в роли доброй феи. К слову, в одном из российских городов на Волге планируют поставить памятник этой рыбе. Для военных щука — символ осторожности, бдительности и охраны, недаром были придуманы подводные лодки класса “Щука”. Эта рыба одна из самых воинственных в мире, у нее даже окрас похож на камуфляжную форму и челюсть выпирает вперед, как у заправского генерала, не хватает только фуражки с кокардой. Я даже знаю одно дизайн-бюро под названием “Щука”. Эстонцы, те вообще хотели сделать ее своим национальным символом, но потом передумали и взяли салаку. Аргументировали тем, что щука больше ассоциируется с рыбалкой, а салака вполне сойдет за национальное блюдо — у них ведь есть праздничное угощение “росолье”, состоящее из свеклы, картофельного салата и салаки.

— Где еще можно встретить щуку?

— Щука водится не только в Европе, России и Украине. Рыбаки Сибири и Северной Америки считают щуку своей и, как мы, ловят ее на живца или блесну. Даже японцы выпускают крючки для щуки, но они неважные, “толстуха” их съедает или гнет, как проволоку.

— Если щуке нечего есть, у нее начинается паника. Она ужасно жадная, не задумываясь о последствиях, может броситься на рыбу своего размера. Были случаи, когда рыбаки находили щуку, задохнувшуюся от того, что у нее из пасти торчала рыба такого же размера, как она. Это удивительное создание не брезгует мышами и крысами, может накинуться на утку или белку. Щуки бывают весом 30 кг и длиной полтора метра. Встречались экземпляры и более упитанные, при этом расторопные и прыткие. Самая знаменитая щука нагуляла 140 кг, в длину она была чуть меньше шести метров. Это не выдумка: император Фридрих II Барбаросса окольцевал самую обычную щуку и пустил ее в озеро в 1230 году, а через 267 лет неводом вытащили этого гиганта. Единственное — от старости рыбина побелела, но это не важно. Портрет той исторической щуки до сих пор хранят в замке Лаутерн, скелет и кольцо тоже целы.

— Сейчас можно поймать крупную щуку?

— В Средние века это было нормой. Да и в прошлом веке часто попадались рыбины весом под 50 кг. Теперь все обмельчало, не только щуки.

— Какая щука самая вкусная?

— Для щуки вес так же важен, как для балерины. Самая лучшая весит до 3 кг. У молодой рыбы мясо сладковатое, нежное, без лишних привкусов. Щука постарше — весом 6 кг — будет жестковатой, а 16-килограммовая вообще несъедобная.

— На что она клюет?

— Слово “клев” к этой рыбе неприменимо, у щуки это называется “жор”. Она ест с перерывами, но основательно. Первый жор начинается в феврале, изнуренная постом щука становится неосторожной и бросается на любую наживку, даже просто на блестящий предмет. Но несмотря на то, что щука прожорливая барышня — ест, пока плотно не набьет брюхо,— она переборчива. К падали даже не приближается, любит лягушек и головастиков, но никогда не ест жаб. Если по ошибке поймает жабу, приняв ее за лягушку, тут же выбросит и скривится. Она очень хороший охотник, мало того что у нее прекрасная выдержка — она часами неподвижно “висит” в воде, поджидая лакомство,— так у нее еще отличное зрение: щуке помогают не только глаза, но и дополнительные органы, расположенные на теле, голове и выпирающей челюсти.

— Как избавиться от речного запаха рыбы?

— Щука водится в пресных водоемах и только в чистой воде, в отличие от сома, ее мясо не имеет такого запаха. Если когда-нибудь вы столкнетесь с подобной проблемой, просто хорошо промойте рыбу в холодной подсоленной воде. Щуку, пойманную в чистом озере, не надо ароматизировать, у нее всегда приятный вкус. Но если вам что-то не понравилось, воспользуйтесь обычной приправой для рыбы, в которой есть майоран и орегано. Когда решите варить уху, добавьте корень петрушки, немного сельдерея, моркови и репчатого лука. Самая вкусная уха — та, которую варят на берегу после улова.

— Что лучше всего готовить из щуки?

— Она хороша в любом виде, но верх мастерства — это фаршированная щука. Главное здесь — правильно почистить, не порвать кожу при разделке. Кожу снимают “чулком”, отделяют мякоть от кости и одну щуку фаршируют другой. Для этого нужно обжарить на сливочном масле репчатый лук, замочить в молоке крекер, соединить их с филе щуки и тщательно перемешать. Затем добавить соль, перец, обязательно белые грибы и яйца. Чтобы начинка была интереснее, смешайте несколько видов рыбы, например карпа и сома. Можно добавить семгу. А когда начнете фаршировать рыбу, не набивайте туго, чтобы кожа не потрескалась, и щука будет смотреться эффектно. Еще одно блюдо, которое мне нравится,— это щука, тушенная с овощами. Обязательно кладите свеклу, тогда мясо приобретет розовый цвет. Впрочем, печеная или вареная щука тоже знатный деликатес. При варке следует добавлять в воду лимон, лук, корень петрушки и зелень укропа. А рыбу обязательно заворачивать в марлю или пищевую пленку, чтобы она сохраняла форму.

— Щука водится не только в Европе, России и Украине. Рыбаки Сибири и Северной Америки считают щуку своей и, как мы, ловят ее на живца или блесну. Даже японцы выпускают крючки для щуки, но они неважные, “толстуха” их съедает или гнет, как проволоку.

Как брать лип гриппом

В рыболовных магазинах или стихийных рынках можно встретить множество приспособлений для контроля и эффективного вываживания хищной рыбы. К сожалению, многие из них, не отвечают современным требованиям безопасного поднятия трофея. Но лип-грип не относится к категории бесполезных аксессуаров. С помощью модного вспомогательного средства рыба легко извлекается из воды. При этом не травмируется, что немаловажно. Работать им просто одно удовольствие. Зажим накладывается на губу щуки, и она перекочёвывает в крепкие объятия счастливого рыбака. Эксперты советуют перед покупкой зажима посмотреть его работу в интернете.


Наиболее безопасным считается хват щуки за жабры. При этом не рекомендуется заводить пальцы под жаберные крышки. Есть большая вероятность порезаться о них. Чтобы не травмировать рыбу не стоит хватать её двумя пальцами за глаза и давить на них. После такой «процедуры» у нечастной пациентки нет шансов выжить, да и удержать хищника, таким образом, сложно.

Вываживание щуки

Поклевки щуки очень часто похожи одна на другую. Щука хватает приманку и погружается с ней на некоторую глубину. После этого хищница медленно плывет в сторону, переворачивая приманку головой в глотку, потом останавливается и заглатывает наживку полностью. Часто такая процедура проводится и с совсем мелкой приманкой, которую щука заглатывает сразу, но держит первое время во рту. Крупные щуки, схватив приманку вовсе остаются на месте или продолжают медленное движение, мелкие часто не погружаются, но пытаются быстро спрятаться в корягах или камышах. Поклевки голодной щуки всегда достаточно резкие и размашистые. Пропустить их невозможно. При вялом клеве рыба может схватить приманку и тут же выплюнуть, потом схватить снова (щука играет с приманкой). Основываясь на этом, подсекать нужно не сразу а через некоторое время.

Подсеченные щуки ведут себя по-разному. Крупные часто не оказывают существенного сопротивление в первые минуты. Мелке наоборот, сразу стараются высвободится, совершая активные броски в разные стороны, свечки, трясут головой, широко раскрывают рот. Неудачное вываживание в это время грозит сходом мелкой щуки. Крупные совершают гораздо меньше бессистемных движений, зато рывки резкие и сильные. Борьба с ними часто заканчивается обрывом лески, поломкой удилища, уходом рыбы в кусты и коряги, где она благополучно запутывает леску и уходит. Мелкие щуки борются активно, но скоротечно. Крупные могут долго водить рыболова на грани прочности снастей. 5 килограммовая щука может активно сопротивляться периодами до 10-15 минут. Попытка подтащить ее в это время к берегу или лодке непременно вызывает новую серию мощных рывков с уходом в глубину.

Практически все щуки довольно неплохо знают свою акваторию охоты. Будьте уверены, если поблизости есть коряги и укрытия большинство щук рванет именно туда. Нельзя позволять уходить в камыши, в заросли, под коряги, под берег. На открытой воде щуки могут стремиться прямо под лодку. Вытаскивание ее оттуда грозит поломкой кончику удилища. Сорвавшись с крючка, щуки часто не уходят далеко, а прячутся поблизости, например, под лодкой. У некоторых хватает наглости хватать блесну снова на следующем забросе.

Устав, щука перестает активно сопротивляться и просто волочиться за блесной. В это момент ее подтягивают к лодке или к берегу и вытаскивают из воды. Естественно, в самый последний момент возможна последняя попытка освободиться. Поэтому никаких резких движений делать не следует. Даже мелкую щуку не хватают резко рукой, не вынимают из воды спиннингом на весу, а берут подсачеком или багром. Багром подцепляют за жабры снизу, подсачеком заводят головой вовнутрь. Подсак должен быть большим чтобы рыба помещалась в нем полностью.

Самая опасная процедура для человека – извлечение приманки из щучьей пасти. Зубы у щуки острые и грязные. Любые, даже мелкие царапины на руке, заживают долго и часто воспаляются. Тело щуки покрыто скользкой слизью и удержать ее в руках не просто, а часто и невозможно. Однако, основную опасность представляют не зубы щуки, а крючки воблера или блесны. В любой момент щука может дернуться и всадить тройник вам в руку.

Дело было на Рыбинском водохранилище. Мужик был один в лодке. Поймал небольшого щуренка и стал отцеплять воблер одной рекой, крепко схватив щуку за туловище другой. Щука дернулась и тройник впился ему в руку между большим и указательным пальцем. Оценив обстановку, он попытался сначала свободной рукой отцепить рыбу, а потом как-нибудь вытащить крючок. Щука дернулась второй раз и засадила второй тройник воблера ему в ладонь второй руки между пальцами. Ситуация похожа на положение, когда на вас надели наручники… Ему пришлось звать на помощь более 2-х часов, так как самостоятельно он не мог ни освободиться, ни управлять лодкой, ни достать что-либо из инструмента, который у него был.

Мораль проста – никогда не держите щуку на весу, когда отцепляете приманку. Пользуйтесь различными экстракторами, плоскогубцами и другими приспособами. Не оставляйте щуку с блесной во рту, особенно в резиновой лодке. Будьте максимально осторожны, извлекая крючок. Кончик крючка засаживается довольно глубоко. Даже мелкая щука способна засадить крупный тройник так, что он проткнет руку насквозь. Достать его трудно, так как бородка тройника мешает выходу жала. Кроме этого раненная рука выходит из строя, потому что фактически что-то делать ей вы не сможете – мешает крючок с воблером. Первым делом надо снять рыбу. Потом отсоединить тройник от воблера. Обычно не справиться без посторонней помощи. Если есть кусачки и видно жало тройника, можно попытаться откусить жало с бородкой и вынуть крючок в обратном направлении. Не следует пытаться вырвать крючок («Мужики боль терпят!»), можно повредить артерию и сухожилья. Подобные травмы достаточно опасны и болезненны. Заживают тяжело и долго. Лучше всего обратиться к врачу.

Выловленная щука живет довольно долго без воды. Особенно болотная щука. Может прожить час и более. Периодически начинает биться. Часто ее добивают сильным ударом по голове. Как и всякая другая рыба, дохлая щука быстро портится, поэтому выловленных щук обычно сажают на кукан и опускают в воду, где они сидят долго и довольно смирно.

Подсеченные щуки ведут себя по-разному. Крупные часто не оказывают существенного сопротивление в первые минуты. Мелке наоборот, сразу стараются высвободится, совершая активные броски в разные стороны, свечки, трясут головой, широко раскрывают рот. Неудачное вываживание в это время грозит сходом мелкой щуки. Крупные совершают гораздо меньше бессистемных движений, зато рывки резкие и сильные. Борьба с ними часто заканчивается обрывом лески, поломкой удилища, уходом рыбы в кусты и коряги, где она благополучно запутывает леску и уходит. Мелкие щуки борются активно, но скоротечно. Крупные могут долго водить рыболова на грани прочности снастей. 5 килограммовая щука может активно сопротивляться периодами до 10-15 минут. Попытка подтащить ее в это время к берегу или лодке непременно вызывает новую серию мощных рывков с уходом в глубину.

Как я поймал первую щуку

Как я поймал первую щуку

В Пермской области течет река с поэтическим названием Бабка. На берегах этой реки в среднем течении находится село Кыласово. Места там удивительно красивые и благодатные. В реке водиться довольно много рыбы разных пород: пескарь, окунь, сорога, голавль, язь, щука и другие. Я вырос на берегу этой удивительно чистой и красивой реки, здесь прошло мое детство и юность. Река воспитывала меня, учила жизни. Мы брали у реки воду для питья и хозяйственных нужд, рыбу, чтобы разнообразить стол, не балующий изобилием по тем послевоенным временам. Поэтому в летнее время рыба была частым гостем на столе в нашем доме. Промышляли рыбалкой и мои сверстники. Премудростям рыбной ловли научил меня мой отец, учился я у сверстников и взрослых рыбаков. Многое познавал сам, часами наблюдая за поведением рыб в зависимости от погодных условий, рельефа местности, русла реки. Терпение и настойчивость, приобретенные знания способствовали успеху даже в самое неподходящее для рыбалки время. К неполным десяти годам жизненного пути я уже умел ловить рыбу средних размеров: окуней, голавлей, язей. Но была мечта поймать щуку и не одну, как делали это взрослые и мои сверстники. Тот кто умел ловить щук среди пацанов пользовался мальчишеским авторитетом. Чтобы поймать хищника, нужен спиннинг — снасть по тем временам редкая и дорогая.

Читайте также:  Приготовление окуня в чешуе

Но выход и из этой ситуации был прост. Нужна была только смекалка и умение. Стремительно приближался мой день рождения и мой первый в жизни юбилей – 10 лет. Я заранее несколько раз намекал отцу на то что очень хочу сделать спиннинг сам, но только не хватает спиннинговой катушки, лески, блесны. Он как-то в разговоре обронил, что даст денег, если хорошо закончу учебный год, а лучше на одни пятерки. Учеба в начальной школе, да и в последующие годы не составляла для меня особого труда и начальную школу, а затем восемь классов я закончил на одни пятерки. В дальнейшем было небольшое снижение показателей, но как я осознаю это с сегодняшних позиций, мешали неусидчивый характер и иногда небрежное отношение к некоторым предметам. Но это уже другая история.

Накануне и в день моего рождения я напомнил отцу о моей мечте. Ранним утром они с мамой уезжали в Пермь на пригородном поезде, в простонародии «малай», и должны были вернуться вечером. Утром я провожал родителей на велосипеде до железнодорожной площадки. Перед посадкой в поезд отец дал мне пять рублей и сказал, что если пообещал, то всегда должен выполнять обещанное, так должен и ты поступать в своей дальнейшей жизни.

Я быстро вернулся домой. Времени до открытия «сельмага» было еще много, так как он работал с десяти часов. К этому времени у меня уже было заготовлено удилище для спиннинга и проводные кольца из алюминиевой проволоки. Грузило отлил из свинца, добытого из старого аккумулятора.

В магазин приехал на велосипеде перед самым его открытием. Подойдя к прилавку. попросил у тети Люси катушку, леску, блесну и протянул деньги. Она сразу же спросила: «Откуда у тебя такие деньги, украл у родителей?» Я ответил: «Нет, Я не украл. Деньги мне дал папа » — и тут же пояснил, что у меня сегодня день рождения. Тетя Люся поздравила меня, положила мне в руки товар, сдачу и слегка погладила по голове. Я ехал на велосипеде домой, и сердце у меня колотилось от радости.

Не заходя в дом, в ограде на верстаке я быстро собрал спиннинг, так как мне оставалось только прикрутить на проволоку катушку и намотать леску. Готово, и я гордо зашагал на реку на предполагаемое щучье место у временного моста, которого уже не было, а на его месте остались глубокие ямы. Два первых заброса и проводка не принесли результата. В третий раз я сделал заброс к самой траве на противоположной стороне ямы. Бросок щуки был молниеносным с крутым разворотом в сторону травы, блесна исчезла в ее большой пасти. Я сделал подсечку и начал вываживать щуку. Руки тряслись и немели, сердце выскакивало из груди, ноги стали ватными. Как вытащил ее на берег высотой около двух метров — не помню. Большая скользкая щука прыгала на прибрежной траве. Я упал на нее и замер, она затихла. Вытащив самодельный нож, изготовленный из ножовочного полотна, перерезал ей хребет. Немного отдышавшись сделал из ветки кукан, насадил на него щуку и направился домой держа в одной руке спиннинг а в другой полосатую хищницу, хвост которой волочился по земле.

Старшая сестра Наташа и младшая Галина не поверили своим глазам. Я попросил сестер ничего не говорить родителям, пока сам не покажу им улов, положил щуку в погреб на лед и закрыл крапивой. Но сестры не сдержали своего слова. До приезда родителей оставалось несколько часов. Время тянулось медленно, словно остановилось, и я не знал, как его скоротать. Наконец на горизонте появились паровозные клубы дыма, и я помчался на велосипеде встречать родителей.

Папа, выйдя из поезда, положил сумки на багажник велосипеда, спросил: «Ну что рыбак, где твои щуки?» Я ответил шуткой: « В реке», и мы направились домой. В переулке нашего дома возле ограды сестры играли в куклы в импровизированном доме, который на их языке назывался клеткой. Они на перебой выложили родителям, что я поймал большую щуку. Потом им попало от меня за это.

Папа попросил показать. Я быстро нырнул в погреб, достал трофей, и еле держа в одной руке, вынес и показал свою добычу. Отец даже присвистнул от удивления и спросил: «Сам вытащил?!» « Сам, »- с гордостью ответил я, хотел представить, как ее вытаскивал и не мог вспомнить. Не могу вспомнить и сейчас, так как состояние мое в тот момент было неописуемым.

Папа быстро распорядился готовить ужин из щуки. Мама с ее добрым, мягким и покладистым характером исполнила волю мужа. Папа достал чекушку водки, налил и выпил за рыбака и кормильца.

Славный был тогда ужин с долгим чаепитием в саду у самовара. Ароматный чай с душицей и смородиновым листом я люблю и поныне и часто вспоминаю тот день и вижу во сне.

Кто думает, что на этом рассказ закончен, глубоко ошибается.

У этой истории есть продолжение, которое случилось через несколько лет в Кировской области, но об этом я расскажу в следующий раз.

31 марта 2006 год
Павел Шибакин

Продолжение рассказа « Как я поймал первую щуку»

В августе 2001 года я выбрал местом проведения своего отпуска г. Киров. В этом городе живет моя младшая сестра Галина. У нее двое детей – старшая дочь Юля и младший сын Сергей. Посещение этого города я выбрал не только из соображений свидания с родственниками, но и по причине многочисленных красивых рек. А в реке меня с детства привлекает не только красота и стихия воды во время купания, но и рыба. А реки в Кировской области чистые и отличаются разнообразием и изобилием ее. В первый выходной день с зятем Александром и племянником Сергеем мы поехали в поселок Юбилейный, что находится недалеко от Котельнича. В те далекие советские времена колхоз в этом поселке был миллионером, процветал, а сам поселок был чистым и опрятным с очень высоким уровнем культуры. Рядом с поселком протекает небольшая река про которые в народе говорят, что «…курица вброд перейдет ». Захватив снасти для рыбалки, мы отправились на эту реку с племянником Сережей. Утро было солнечным и теплым. Погода и хорошее настроение говорили о том, что день будет удачным. Подойдя к реке и осмотрев ее извилистое русло, я сделал вывод, что на хорошую уху поймать можно. Лучше для этой цели использовать спиннинг. Сделав несколько забросов «уловистой» блесной – вращалкой я вытащил небольшого щуренка.

У племянника заблестели глаза от удивления и одновременного восхищения.

В процессе дальнейшей рыбалки я ненавязчиво объяснял ему приемы ловли рыбы на спиннинг, повадки и многое другое. Он внимательно слушал и все схватывал на лету, и по нему было видно, что он восхищался моей сноровкой и умением. Мне удалось в это утро поймать еще несколько крупных голавлей и небольших окуней. С детства отец мне внушил правило, что рыбы нужно ловить столько сколько нужно сейчас и не более. На хорошую уху рыбы было достаточно и мы отправились домой. Уха была вкусной, а разговоры во время затяжного застолья,- интересные. Племянник Сережа как бы нечаянно высказал свою мечту иметь такие же рыбацкие снасти и овладеть искусством рыбной ловли. В моих детских воспоминаниях я в нем увидел себя и в душе решил, что подарю ему. После возвращения в Киров мы отправились с ним в магазин «Рыболов», что расположен на территории центрального рынка. Приценились, определились, и на следующий день я купил ему полный набор спиннингиста. Когда мы принесли покупку домой и объяснили сестре — это подарок ему на день рождения, она высказала мысль, что это слишком дорого. Дело не в том, что цена подарка составляла практически ее месячную зарплату, а в том, что осуществилась мечта маленького человека. Вечером под моим чутким руководством Сережа уже тренировался на пожарном водоеме в коллективном саду. Надо отдать должное, что он быстро овладел приемами забросов и проводки. На следующий день с утра он уже мечтал о поездке на реку и просил уговорить своего отца отпустить его со мной .

Вечером после небольшого ужина, мы, как и планировали, поехали в пойму реки Малома. Она изобилует множеством проток и стариц. На одной из них и остановились. Через реку в этом месте установлен мост из старой баржи и около нее образовалась заводь. Внимательно осмотрев место предполагаемого лова, я объяснил племяннику, как лучше здесь делать проводки, а сам пошел вниз по течению в надежде тоже не остаться без улова.

Делая забросы, я внимательно наблюдал, как Сергей старательно выполняет то, чему его научил. После нескольких безрезультатных забросов он перешел на мост-баржу и продолжил .

Еще один заброс, удар и удилище согнулось в дугу. Сергей начал тянуть. но не тут-то было! На поверхности появилась щучья пасть! На какое-то мгновение он замер в растерянности, а с берега уже кричали отдыхающие неподалеку и давали советы: « Пацан! Тащи! Держи! Вываживай…» Сергей интуитивно подмотал леску и начал быстро перемещаться вдоль борта баржи к берегу постоянно переводя взгляд себе под ноги. Что происходило в его голове в тот момент, он, наверное, и не помнит, так как испытал то же самое что и я в свое время. А щука уже плещется на плесе рядом с берегом, на котором в одну минуту собралась небольшая группа зевак. И вот хищница уже на берегу изредка изгибается, раскрывает пасть и освобождается от крючка. Сергей боится взять ее в руки и просит об этом отца. Александр Михайлович осторожно, ухватив щуку за хребет двумя руками, гордо поднял ее над головой. Начинающий рыболов Серега стоит и пытается что-то сказать и имеет при этом бледный вид и трясущиеся от пережитого руки. Наконец он приходит в себя и говорит: « Надо ехать домой», и просит меня подтвердить для мамы, что это он поймал щуку.

И вот мы возвращаемся в город. Выйдя из машины, Сергей взял в левую руку спиннинг, а правую щуку и гордо зашагал по двору. Во дворе играли его друзья. Они замерли в изумлении, а один из них робко спросил: «Серега, неужели это ты поймал?». Ответ « Да!» — был достоин похвалы, так как был произнесен очень убедительно. Войдя в дом, рыбак предъявил добычу маме. Первое что она произнесла: « Неужели это ты поймал?» Племянник попросил меня подтвердить, что я и сделал. Сразу организовали фотографирование на память. Сестра Галина уже приготовила ужин, и все быстро разместились за неожиданно праздничным столом, пили за рыбака, делились впечатлениями и воспоминаниями. Новоявленный «щукарь» быстро выпил стакан горячего чая с бутербродом и тут же на диване уснул сладко посапывая и бормоча что-то во сне. Что ему снилось в тот момент, знает только он.

В магазин приехал на велосипеде перед самым его открытием. Подойдя к прилавку. попросил у тети Люси катушку, леску, блесну и протянул деньги. Она сразу же спросила: «Откуда у тебя такие деньги, украл у родителей?» Я ответил: «Нет, Я не украл. Деньги мне дал папа » — и тут же пояснил, что у меня сегодня день рождения. Тетя Люся поздравила меня, положила мне в руки товар, сдачу и слегка погладила по голове. Я ехал на велосипеде домой, и сердце у меня колотилось от радости.

«Командир счастливой «Щуки»: был ли подвиг?

Кто смотрел советский блокбастер — кинофильм «Командир счастливой «Щуки», очевидно, помнит кульминационный эпизод — подвиг этого самого командира в исполнении актера Петра Вельяминова. А именно когда в трудную минуту негодяй-матрос самовольно произвел всплытие субмарины вблизи немецких кораблей, командир вышел на палубу разобраться в ситуации. И, понимая, что ему не спастись, — расстреляют вражеские орудия, — приказал погружаться без него. Авторы фильма говорили, что в основу положен реальный геройский случай.

В действительности все было иначе. Но об этом было не принято тогда говорить, марать образ героев войны. А по сему сценаристу и режиссеру с подачи политорганов ВМФ и их консультантов удалось ловко перевернуть все с ног на голову и породить еще один миф. На войне, понятно, бывает всякое. Но именно такой факт, как показан в кино, нигде не значится. Было все иначе.

В действительности все было иначе. Но об этом было не принято тогда говорить, марать образ героев войны. А по сему сценаристу и режиссеру с подачи политорганов ВМФ и их консультантов удалось ловко перевернуть все с ног на голову и породить еще один миф. На войне, понятно, бывает всякое. Но именно такой факт, как показан в кино, нигде не значится. Было все иначе.

Добавить комментарий